Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

crow

О бойкоте РПЛ

Это официальная версия. По свидетельству очевидцев, люди в форме и с оружием били безоружных людей, в том числе лежавших на земле, дубинками. В четвёртый раз за последние три месяца.
Не знаю, кого как, но лично меня всё это задолбало. Поэтому:
ПРИЗЫВАЮ ВСЕХ БОЙКОТИРОВАТЬ ПОСЕЩЕНИЕ МАТЧЕЙ РОССИЙСКОГО "ФУТБОЛЬНОГО" ЧЕМПИОНАТА.

https://premierliga.ru/news/rfpl/news_23750.html

crow

Книга – источник заразы

[краткое предуведомление – и не говорите потом, что вас не предупреждали]

Читать нижеследующий текст рекомендуется в двух, и только в двух, случаях:
1. Если Вы являетесь сотрудником ООО «Издательство «Э», непосредственно отвечающим за подготовку к печати переводных книг о футболе (причём в этом случае можно сразу перейти к сформулированным в конце текста пожеланиям), или
2. Если Вы любите обширные разлития желчи.

[много мелких злых буковок]

«Он оставил вечные следы в игре... мало кому удалось сделать такой вклад...» Прочитав эти шедёвры в краткой аннотации на последней странице обложки, я должен был сразу насторожиться. Тем более, что посвящение книги прозвучало ещё круче. 

Collapse )
goalkeeper

Об ин-, экс- и фокс-терьерах

Вот уже несколько дней социальные сети (в первую очередь VK) выносят остатки мозгов всем неосторожно подписавшимся на футбольные странички леденящими душу историями про "мисс обаяние российской футбольной премьер-лиги". Сразу после объявления итогов голосования на страничках лауреатки (имя не называю намеренно - кто в теме, и так в курсе, а порочить девушку перед остальными не хочется) совершенно неожиданно обнаружились "зигульки от кисульки" и прочие фашизоидные проявления юной леди. (Естественно, до начала голосования ни у кого из жюри не было ни возможности, ни желания этим поинтересоваться - см. далее п.1). После чего жюри, если верить тем же источникам, делает крутой поворот и лишает победительницу награды.

В связи с вышеизложенным у стороннего наблюдателя возникает как минимум парочка вопросов.
1. А что судим?
2. А из кого выбираем?

Итак, первое. Скорее всего, ни для кого не секрет, что все наводнившие мир последнюю сотню лет (кажется, начиналось всё уже после первой мировой) так называемые конкурсы красоты, к числу которых относится и "мисс рфпл", служат только одной цели. Судится, простите за прямоту, экстерьер тёлочек, и больше ничего. Все попытки притягивать к этим мероприятиям соревнования девушек в пении, вышивке или, скажем, кулинарии - только гарнир к основному блюду. Но если оценке подлежат только внешние данные, то кому, простите, какое дело до внутреннего мира наших героинь? Неужели либидо гумбертов гумбертов из жюри сильно пострадало бы, узнай они о неполиткорректных воззрениях сексапильной барышни?

И второе. Ясно, что кандидатуры на конкурс выдвигали не обычные посетители стадионов, а фанатские объединения клубов. Что представляют из себя эти фан-сектора, прекрасно известно всем приходящим на матчи. Ставший в последние годы главным заряд "русские, вперёд!" - это ещё самое скромное из всего, что там можно услышать: предложением, например, вступить в половую связь с горным хребтом, разделяющим Европу и Азию, давно уже никого не удивить. А уханье и банановые шкурки в адрес темнокожих футболистов, за которые, кстати, очередного африканца как раз сегодня та самая рфпл собирается дисквалифицировать на срок от двух до четырёх матчей (не тех, заметьте, кто его оскорблял, их, видите ли, система видеонаблюдения не позволяет опознать, а его самого, осмелившегося показать в ответ фак)? Ведь если выбирать из этой вполне определённым образом идеологизированной группы, странно потом удивляться, находя именно то, что искал.
goalkeeper

Род Лиддл. "Челси": плохое поведение мужчин

Гол Андреса Иниесты хорош, не правда ли? Немного пространства, плотный удар, мяч в сетке. Чипсы снова оказались на полу, когда я отплясывал маленькую злобную schadenfreude-джигу. Вы сами видели, что гол приближается, если, конечно, вы не защитники "Челси" - в этом случае вы, конечно же, не видели, что гол приближается.

В этом-то и проблема; не забивший в гостях всегда под угрозой. В Лиге чемпионов ничья 0-0 в первом матче даёт небольшое преимущество хозяевам, хотя на первый взгляд это может показаться нелогичным. Малейшая наносекундная потеря концентрации в ответном матче, и вдруг нужно забивать дважды - нечто совершенно непосильное для "Челси" на прошлой неделе. Конечно же, постоянно вытаскиваемое при счёте 1-0 клише, что одного гола недостаточно, неточно и, более того, глупо. Но тем не менее очень часто этого действительно недостаточно, как бы много вы ни владели мячом. Футбол - игра мастерства, но, кроме того, игра удачи и случайности; вы можете делать всё от вас зависящее для удержания преимущества в один мяч, но быть до конца уверенными невозможно.

Поэтому, держа в уме всё сказанное, я подозреваю, что вовсе не заговор Мишеля Платини, Тома Хеннинга Эвребе, ФИФА и Сионистского Оккупационного Правительства лишил "Челси" возможности ещё раз проиграть "Манчестер Юнайтед" в финале. Виновата всё та же старая знакомая, плотная игра в футбол, в которой, по моему мнению, "Барселона" преуспела в обеих встречах - и пишущим о футболе журналистам, в ярости завывающим о том, как "ограбили" "Челси", стоило бы это понимать.

Тот факт, что каталонцы победили, несмотря на игру в меньшинстве после несправедливого удаления Эрика Абидаля, только усиливает ощущение свершившейся справедливости. "Челси" не дали четыре абсолютно чистых пенальти? Поверьте мне, "Милуоллу" не дают по четыре абсолютно чистых пенальти в каждом матче, который я смотрю.

Полагаться на рефери в борьбе за выход из полуфинала не слишком разумно. Говорите, судья куплен? В таком случае каким хитрейшим планом он руководствовался, удаляя Абидаля? Он считал Абидаля бесполезным грузом, тянущим "Барсу" назад, и верил, что без него ей будет лучше?

Я не имею ничего против того, чтобы игроки и болельщики злились после поражения их команды в футбольном матче; у меня даже есть слабость угрожать победоносно покидающим стадион фанатам соперника нелепым жестом перерезаемой глотки или, скажем, подпрыгивать в бессильной ярости и орать тексты, по нынешним временам тянущие на состав преступления. Моего друга однажды так взбесило поражение любимой команды, что он попытался укусить полицейскую лошадь: я даже это могу понять, хотя тут главное, конечно, найти мягкое место чуть пониже холки и убедиться, что коп отвернулся.

Мы делаем подобные вещи потому, что субъективно верим, что нашей команде не повезло, её засудили - но реакция "Челси" исходит из другого склада ума; она исходит из того явления, которое мы - неделя за неделей - наблюдаем у сильнейших клубов Премьер-лиги. Монументальное высокомерие и вера в божественное право побеждать, в то, что ничто не должно стоять на их пути - уж во всяком случае не соперники, объективно являющиеся, de facto, низшими существами.

Не дозволяется вмешиваться также неудаче, дефективному отскоку мяча, порыву ветра. Этим клубам недостаточно просто побеждать неделя за неделей, их путь к победе должен быть гладким, само-собой-разумеющимся. А если противник набирается смелости отклониться от сценария, или вдруг случается момент, в который он забивает гол, тут уж дают волю самым дивным сварливым завываниям. Судья либо подкуплен, либо идиот, матч договорный. Это заговор, вся система мирового футбола желала нашего поражения.

Мы видели многое в этом духе, когда "Манчестер Юнайтед" недавно проиграл "Фулхэму" в чемпионате. Руни, топающий своей маленькой ножкой и пинающий угловой флажок после удаления за ядовитые замечания; Роналду, злобно набрасывающийся на игроков соперника; сэр Алекс Фергюсон, в склеротической ярости обвиняющий судью в поражении своей команды. В том матче рефери допустил единственную ошибку - не удалил Роналду.

Единственной несомненной ошибкой рефери в матче "Челси" было удаление Абидаля; думаю, один из тех четырёх "пенальти" я бы дал, просмотрев повтор в 18-й раз. Так что ошибки г-на Тома Хеннинга Эвребе взаимно скомпенсированы, и в целом, думаю, он провёл вполне неплохой матч.

Поэтому я не стал бы упрекать Тома в большой нелюбви к "Челси", особенно учитывая уровень оскорблений и агрессии, которым он подвергался со стороны хозяев. Среди этих словесных нападок особенно выделяются высказывания герра Михаэля Баллака, бежавшего за судьёй добрых полсотни метров и выкрикивавшего ему в лицо гортанные тевтонские ругательства за то, что тот лишил его вбрасывания или чего-то в таком роде. Баллак напомнил мне мою трёхлетнюю дочь в тот момент, когда я не разрешил ей больше смотреть "Исследовательницу Дору", поскольку это могло закончиться лесбиянством или, хуже того, разговорами по-испански. Думаю, на месте г-на Эвребе я бы Баллака ударил, точно так же, как рад был бы ударить вопящего, маниакального обладателя безумного взгляда Дидье Дрогба. Эвребе как-то ухитрился удержать себя в руках, за что заслуживает высочайшего уважения.

Позже полиции пришлось переселить рефери в другой отель, а затем и вовсе тайно вывезти беднягу из страны ради его собственной безопасности. Не то чтоб он чувствовал себя в полной безопасности сейчас, поскольку после поражения "Челси" ему, как бывало и раньше, начали приходить угрожающие смертью письма. Не сомневайтесь - именно клуб "Челси" несёт прямую ответственность за беды, свалившиеся на Эвребе; это прямое следствие реакции игроков, по крайней мере их большинства, на неспособность команды победить. Если бы все они повели себя как Фрэнк Лэмпард, достойно и хладнокровно покинувший поле и пожавший затем в раздевалке руки всем игрокам "Барселоны", смертельных угроз не было бы вообще. Если можно удалять с поля всего лишь за празднование гола перед болельщиками соперника, каким должно быть наказание для игрока, которого приходится оттаскивать от судьи, чтобы он не напал на него, и который орёт при этом, что судья - "бесчестный п...рас"?

Ситуация, при которой арбитр должен опасаться за свою жизнь только потому, что не поддался капризам футболистов "Челси", аболютно недопустима, и последующие извинения "Челси" в попытке смягчить неизбежное наказание не слишком помогают делу.

УЕФА знает, что судья уже вторично получает угрозы смерти от поклонников "Челси". Как минимум во второй раз мы слышим эту слабоумную теорию заговора как оправдание их вылета из соревнования.

Почему судьи должны мириться с подобным бредом? Изгнать их из соревнования будущего года. И обеспечить дисквалификацию Дрогба как минимум до сумрачных октябрьских вечеров; дать ему время покипятиться дома.

Рано или поздно властям придётся реагировать, учитывая, что тренеры и клубы в целом не видят абсолютно ничего дурного в поведении своих игроков. Это касается и сэра Алекса Фергюсона на Крэйвен-коттедж, и Гууса Хиддинка на Стэмфорд-бридж: надо полагать, оба полностью оправдывают своих футболистов. Думаю, для клуба с вершины Премьер-лиги это оптимальный способ закончить сезон "Уважения" к арбитрам - но, впрочем, я не думаю, что ФА что-нибудь сделает.

The Sunday Times, May 10, 2009
goalkeeper

Грэм Полл, Любляна, 1 сентября 2001, пенальти

From 'Seeing Red' by Graham Poll

...Когда я судил отборочный матч чемпионата мира между Словенией и Россией, некоторые русские гадали, не брал ли я взятку. Возможно, их подозрения основывались на факте, что подкуп в России не так уж редок. Алекс Спирин, долго судивший в этой стране, как-то сказал мне: "Тяжелее всего судить игру, когда её результат тебе уже сообщили".
Моя игра, в словенской столице Любляне, второй раз в карьере свела меня со Сречко Катанецем, тренером сборной Словении. Мне приходилось иметь с ним дело во время матча Евро-2000 против Югославии, когда я был четвёртым арбитром, а он всю игру пытался давить психологически. Как только против его команды назначался штрафной, он вскакивал на ноги в технической зоне, жалуясь и требуя от всех судей честности к Словении.
Ты можешь психологически отгородиться от подобных вещей, но разве они не влияют на тебя подсознательно? Не слишком ли сильно ты стараешься выглядеть честным? Например, после удаления четыре из пяти следующих штрафных обычно назначаются в пользу команды, оставшейся вдесятером. Ни один рефери, работавший на высшем уровне, не скажет, положа руку на сердце, что ни разу не поддался влиянию умного тренера или враждебной толпы.
В той люблянской игре Катанец гнул свою линию весь первый тайм, так что в перерыве я предупредил его насчёт поведения. Он извинился и во второй половине успокоился, но я не могу делать вид, что на каком-то уровне не осознавал его настойчивой позиции, что Словения - маленькая нация, к которой футбольные чиновники относятся предвзято.
По ходу матча россияне постоянно придерживали соперников при угловых. Я предупредил одного русского защитника, особенно рьяно хватавшегося за майки, что если он сделает это снова, я назначу пенальти. На последних минутах, при счёте 1-1, словенцы подавали угловой, и русский защитник вновь занялся тем же. Я свистнул и показал на точку. Дошёл ли до меня нажим? "Искал" ли я случая, поскольку Катанец посеял семена сомнений относительно нечестности? Увидел ли я в хватании за майку больше, чем думал?
Тогда я считал своё решение честным. Но теперь, задним умом, знаю, что совершил ошибку. Пенальти в Словении подтвердил мне две вещи. Первое - что рефери запоминают по тому, что они делают, а не по тому, что они пропускают. Второе - что время решения лишило его доверия. Я хочу сказать, что в том матче вопрос хватания за майки был решён слишком поздно. Мне следовало сделать это гораздо раньше. И поскольку я долго это позволял, когда я наконец среагировал на нарушение, решение вызвало возмущение, поскольку не было логичным продолжением предыдущих решений.
Хватание за майки, борьба, задержки, блокировка и общая вседозволенность при угловых и стандартных положениях представляют проблему для судей - но не проблему для игроков. Они принимают это как часть игры. Они практикуются в этом каждый день на тренировках - и делать, и отпираться от сделанного - и рассматривают как часть своей работы. Но это не значит, что это правильно.
Сложность для судей заключается в том, что при каждом угловом и каждом штрафном случаются три-четыре нарушения. Обе стороны виноваты, так кого наказывать? В мои последние судейские годы нас призывали вмешиваться перед подачей уголового. Нам предлагалось сигнализировать, чтобы удар пока не производился, и затем читать лекции худшим нарушителям. Но на самом деле это ничему не мешает - штрафная площадка по-прежнему выглядит как сельский праздник с танцами, где каждый хватает своего визави.
А с судьями получается так - они думают: "Я должен что-то сделать. В следующий раз я должен что-то дать". Но в следующий раз ты видишь, как кто-то придерживает оппонента, а перед самым ударом отпускает его, и ничего не даёшь. И думаешь: "В следующий раз". Затем ты наказываешь кого-то во время толкотни и свалки при следующем угловом, но это может быть даже не вдвое меньше всех толчков и пиханий, происходивших раньше. Проще всего мне было б теперь, когда я ушёл, прочитать суровую проповедь будущим коллегам и сказать: "Вы должны разобраться с этим". Но правда-то в том, что я не решил эту проблему, пока судил.
В Словении я дал один пенальти, слишком поздно по ходу матча, чтобы он вызывал доверие. Миленко Ачимович забил с точки, и Словения выиграла 2-1. Только одна страна квалифицировалась автоматически. Россия лидировала в группе, Словения шла второй. Очень важная для них победа стала потенциально очень опасным поражением для России.
После финального свистка словенцы слишком увлеклись празднованием, чтобы обращать внимание на арбитра. Ни полицейские, ни служба безопасности, ни стюарды не помогли мне, когда я покидал поле. Русские разгневались из-за пенальти, а больше всех - Александр Мостовой, их полузащитник-созидатель. Я верю, что Мостовой считал меня "купленным". И верю, что он мог оскорбить меня действием, если бы Фил Шарп, один из помощников, не сделал из своего флажка барьер.
Пробившись в судейскую комнату, мы узнали, что Хорст Брунмайер, швейцарский наблюдатель матча от ФИФА, поставил мне хорошую оценку. Он сказал, что пенальти был спорным, но я провёл "такой хороший матч до этого".
Русские газеты не согласились. Спорт-Экспресс заявил: "Судья Полл повёл себя в Любляне, как бандит с большой дороги". Советский спорт назвал моё решение "убийством на глазах миллионов".
На следующее утро я вышел прогуляться с помощниками (Филом Шарпом и Дэйвом Бэбски) и четвёртым арбитром Энди Д'Урсо. Мы шли по парку и проходили мимо большой церкви. Служба закончилась, и прихожане беседовали друг с другом за дверями храма. Большинство оглянулось на нас, поскольку в тренировочных костюмах ФИФА мы выглядели подозрительно. Так что мы их тоже поприветствовали по-дружески: пара добрых слов, улыбки и поклоны. Ничего. Только каменные взгляды в ответ, что нам показалось странным.
Позже представитель принимающей стороны устроил нам небольшой тур. Он показал нам парк, и мы заметили, что были тут утром. Упомянули красивую церковь. Он сказал: "Это русская православная церковь". И всё стало ясно. Паствой были русские, совсем не расположенные улыбаться мне.
В рапорте в ФИФА я написал, что Мостовой пытался оскорбить меня действием, но не думаю, чтобы они что-то предприняли. В итоге Россия выиграла групповой турнир, а Словения пробилась в финал чемпионата мира через стыковые матчи. Я опасался, что спорное решение может повредить моим собственным шансам попасть в финал. Так я рассматривал каждую игру: поможет ли она или помешает мне достигнуть следующей цели в карьере?
Постскриптум к словенскому матчу наступил летом 2003-го, когда меня пригласили в Москву судить товарищеский матч в рамках кампании против расизма. За всю игру я не показал ни одной карточки, и Николай Левников, бывший российский судья, член судейского комитета УЕФА, сказал, что меня будут рады видеть в России всегда. Данная грифельная доска была вытерта начисто.