Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

crow

Конституция Республики Заречья



1. Человек имеет право жить рядом с Вильняле, а Вильняле течь рядом с человеком.
2. Человек имеет право на горячую воду, отопление зимой и черепичную крышу.
3. Каждый имеет право умереть, но не обязан.
4. Каждый имеет право ошибаться.
5. Каждый имеет право быть единственным и неповторимым.
6. Каждый имеет право любить.
7. Каждый имеет право быть нелюбимым, но это не обязательно.
8. Каждый имеет право быть неизвестным и не знаменитым.
9. Каждый имеет право лениться или ничего не делать.
10. Каждый имеет право любить и опекать кошку.
11. Каждый имеет право заботиться о собаке до конца дней одного из них.
12. Собака имеет право быть собакой.
13. Кошка не обязана любить своего хозяина, но в трудную минуту обязана прийти ему на помощь.
14. Каждый имеет право забывать, есть ли у него обязанности.
15. Каждый имеет право сомневаться, но это - не обязанность.
16. Каждый имеет право быть счастливым.
17. Каждый имеет право быть несчастным.
18. Каждый имеет право молчать.
19. Каждый имеет право верить.
20. Каждый имеет право осознавать свою ничтожность или своё величие.
21. Никто не имеет права совершать насилие.
22. Никто не имеет права покушаться на вечное.
23. Каждый имеет право понимать.
24. Каждый имеет право ничего не понимать.
25. Каждый имеет право на любую национальность.
26. Каждый имеет право праздновать или не праздновать свой день рождения.
27. Каждый обязан помнить своё имя.
28. Каждый может делиться тем, что у него есть.
29. Никто не может делиться тем, чего не имеет.
30. Каждый имеет право на братьев, сестёр и родителей.
31. Каждый может быть свободным.
32. Каждый отвечает за свою свободу.
33. Каждый имеет право плакать.
34. Каждый имеет право быть непонятым.
35. Никто не имеет права перекладывать вину на других.
36. Каждый имеет право быть личностью.
37. Каждый имеет право не иметь никаких прав.
38. Каждый имеет право не бояться.

Заповеди

НЕ ПОБЕЖДАЙ
НЕ ЗАЩИЩАЙСЯ
НЕ СДАВАЙСЯ
crow

Вуди Аллен. Краткое, однако полезное, руководство по гражданскому неповиновению

Из сборника "Без перьев"

Для совершения революции необходимы две вещи: кто-то или что-то, против кого или чего восставать, и кто-то реально приходящий и восстающий. Одежда допускается повседневная, и разрешается определённая гибкость относительно времени и места, однако если никто не придёт, всё предприятие скорее всего закончится плохо. Во время китайской революции 1650 года ни одна сторона не явилась, и внесённый залог был объявлен недействительным.
Представители сторон, против которых восстают, называются "угнетателями", и их легко узнать, поскольку именно они веселятся больше всех. "Угнетателям" обычно удаётся носить костюмы, владеть землёй и слушать радио поздно ночью, не опасаясь окриков. Их работа - поддержание status quo, состояния, в котором всё остаётся неизменным, даже если им хочется всё перекрашивать каждые два года.
Когда "угнетатели" становятся слишком строгими, мы получаем то, что называется полицейским государством, где запрещено любое несогласие, например, хихиканье, ношение галстука-бабочки или обращение к мэру "жирдяй". Гражданские свободы в полицейском государстве сильно урезаны, и о свободе слова там не слыхать, хотя допускается мимика. Критические мнения о правителях не терпят, особенно об их способности танцевать. Свобода печати также урезана, и правящая партия "управляет" новостями, позволяя гражданам слышать только приемлемые политические идеи и результаты матчей, которые не вызовут беспокойства.
Группы, которые восстают, называются "угнетаемыми", и обычно их можно видеть ходящими кругами или жалующимися на головную боль. (Следует отметить, что угнетатели никогда не восстают и не пытаются стать угнетаемыми, поскольку это потребует смены белья.)
Некоторые знаменитые примеры революций:
Французская революция, в которой крестьяне захватили власть силой и быстро поменяли все замки на дверях дворца, чтобы знать не смогла туда вернуться. Потом они устроили грандиозную вечеринку и передушили друг друга. Когда знать в конечном счёте отвоевала дворец, ей пришлось отмывать пятна и выметать окурки.
Русская революция, которая медленно булькала долгие годы и вдруг вскипела, когда рабы в конце концов поняли, что царь и Tsar - это один и тот же человек.
Следует заметить, что по окончании революции "угнетаемые" часто захватывают власть и начинают вести себя как "угнетатели". Естественно, тогда до них уже очень трудно дозвониться, и о деньгах, одолженных на сигареты и жвачку во время борьбы, можно спокойно забыть.
Методы гражданского неповиновения:
Голодовка. Угнетаемые обходятся без пищи до выполнения их требований. Коварные политиканы любят оставлять в пределах лёгкой досягаемости бисквиты или кусочки сыра чеддер, но искушению необходимо противостоять. Если партии власти удаётся заставить голодающих поесть, подавить восстание обычно не составляет труда. Если их удаётся заставить не только поесть, но и взять чек, победа обеспечена. В Пакистане голодовку удалось прекратить, когда власти изготовили особенно вкусные котлеты кордон блю, слишком аппетитные для масс, чтобы быть отвергнутыми, но столь изысканные блюда редки.
Проблема с голодовкой в том, что через несколько дней начинает сильно хотеться есть, особенно если по улицам разъезжают специально оплаченные грузовики с мегафонами, из которых разносится "Уммм... какой прелестный цыплёнок - аммм... ах, что за бобы... уммм..."
Разновидность голодовки для тех, чьи политические взгляды не столь радикальны, - отказ от соусов. Правильно использованный, этот скромный жест может сильно повлиять на власти, и хорошо известно, что отказ Махатмы Ганди заправлять чем-либо свои салаты заставил британское правительство устыдиться и пойти на многочисленные уступки. Кроме еды, можно отказаться также от таких вещей, как: вист, улыбка, а также стояние на одной ноге и изображение цапли.
Сидячая забастовка. Проходите до назначенного места и садитесь, но садитесь до конца. В противном случае вы окажетесь на корточках, в положении, не имеющем политического смысла, если только правительство само не сидит на корточках. (Это бывает редко, хотя в холодную погоду правительство иногда раскорячивает.) Соль в том, чтобы оставаться сидеть до тех пор, пока вам не пошли на уступки, но, как и в случае с голодовкой, правительство будет пробовать тонкими уловками заставить забастовщиков встать. Они могут сказать "Ладно, вставайте все, мы закрываемся" или "Не могли бы вы встать на минутку - нам нужно измерить ваш рост".
Демонстрация и марши. Ключевой момент в демонстрации - она должна быть видна. Отсюда термин "демонстрация". Если человек проводит частную демонстрацию у себя дома, с технической точки зрения это не демонстрация, а просто "глупое поведение" или "ослиный идиотизм".
Прекрасный пример демонстрации - Бостонское чаепитие, когда разгневанные американцы, переодетые в индейцев, сбросили британский чай в гавань. Позже индейцы, переодетые в разгневанных американцев, сбросили в гавань настоящих британцев. Вслед за этим британцы, переодетые в чай, сбросили в гавань друг друга. В конце концов немецкие купцы, одетые только в костюмы из Троянских женщин, попрыгали в гавань без всяких видимых причин.
Во время демонстрации неплохо носить плакат с изложением позиции демонстранта. Некоторые предлагаемые позиции: 1) снизить налоги, 2) повысить налоги, 3) прекратить глумиться над персами.
Разные методы гражданского неповиновения:
Стоять перед Городской ратушей и распевать слово "пудинг" до выполнения всех требований.
Препятствовать дорожному движению выведением стада овец в торговый район.
Звонить представителям властных структур и петь в телефонную трубку "Милая, милая, милая, нежный мой ангел земной".
Переодеваться в полицейского и удирать.
Прикидываться артишоком и толкать проходящих мимо прохожих.



(c) 1972-1975 by Woody Allen
From 'Without Feathers' by Woody Allen, Ballantine Books, 1983
goalkeeper

Homo Poeticus, Homo Politicus и время

Рассуждение на тему Коли sulima о чрезмерной ожесточённости наших политических споров

Человек пишущий работает со словами. И довольно быстро осознаёт, что изменить мир с помощью своих произведений ему не удастся. Если даже у близких людей, которые, казалось бы, должны понимать его как никто, самые выношенные тексты встречают не проникновение в суть написанного, а только вежливое "ах, как славно" - так чего ожидать от незнакомого человечества? И с какого-то момента человек пишущий ожидать перестаёт - и если не ломается, то успокаивается и начинает писать для собственного удовольствия. Пример - Дмитрий Александрович Пригов.

Человек политический работает с теми же словами. Но при этом убеждает себя и других, что работает с чем угодно - с идеями, с массами, с будущим. Поверхностный взгляд на историю говорит ему, что политика меняет мир. И он начинает свято верить в свою почти божественную миссию. А где миссия - там, извините, не до шуток с прибаутками, там всё серьёзно. И человек политический перестаёт быть вменяемым и становится вещающим. Кстати, так бывает и с поэтами, перестающими считать себя носителями слов и начинающими считать себя носителями идей. Пример - Евгений Александрович Евтушенко.

Что же меняет мир, если не литература и не политика? Видимо, время. Пример - Россия. Сравним русскую действительность середины двадцатых годов и середины восьмидесятых годов прошлого века. В восьмидесятые россияне жили лучше. Но не потому, что все эти шестьдесят лет страной управляли коммунисты. И не вопреки тому, что коммунисты управляли страной все эти годы. Произошло это - параллельно. Немного изменился мир, немного изменился уклад жизни, немного изменился человек.

Ибо человек наедине с собой - простое смертное существо, которое - по Арсению Александровичу Тарковскому - жизнь любит и умереть боится. И чтобы было не так страшно, выбирает себе соску. Например, поэзию. Или политику.
Или футбол.