Category:

Кабала святош с Юго-Запада 18/01/2019

Прежде, чем жениться на молоденькой, паспорт свой открой и посмотри (с)

Ну да, вот так тупо и однозначно. По сути, свой ад мы всегда создаём себе сами. Своими собственными руками, своей собственной головой, а главное – своим собственным сердцем. И Жана, он же Батист, он же Поклен де Мольер (Сергей Бородинов), при всей необходимости художнику (особенно находящемуся постоянно на виду, в королевском театре) вечно бороться с прессом властей – короля-кузнечика Людовика (Андрей Кудзин), архиепископа (Андрей Санников) и его своры-кабалы – убивает не личная цензура монарха и не попытки церкви прижать вольнодумного писаку к ногтю. В конце концов, с королевской цензурой Мольер живёт всю свою жизнь, и он, и все его артисты привыкли существовать в этой ситуации, которая только делает их сильнее, поскольку не убивает. А убивает драматурга / режиссёра / артиста его собственная любовь – Арманда Бежар (Алина Дмитриева) – и другая слабость его сердца – Захария Муаррон (Фарид Тагиев).

В первом действии мощного Мольера явно не хватало, он словно прятался и боялся выходить из тени (так задумано? или просто артисту понадобилось время, чтобы в полный голос войти в спектакль?). Зато был великолепный слуга-«дурак» Бутон (Денис Шалаев), который достойно пронёс свою тяжёлую любовь к мэтру до самого конца. Был несколько истеричный, но вполне достоверный монах-юродивый Варфоломей (Иван Городецкий), который позже стал абсолютно незаметным в Кабале. Появился великолепный, поначалу совершенно потерянный и потому располагающий к себе, негодяйский негодяй Муаррон, и чудесный дуболом д’Орсиньи (Денис Нагретдинов).

Была пара неплохих сцен с Мадленой (Ольга Иванова) и Армандой Бежар, но тут, честно говоря, в голову полезли совершенно прямые параллели с городничихой и её дочкой. И ладно бы это мешало только испорченному зрителю, но, боюсь, актрисы сами включили соответствующий режим, из-за чего женская часть спектакля очень много потеряла. Вот интересно, рассматривались ли другие кандидатуры на эти роли, или у режиссёра всё было решено заранее? Как, скажем, великолепно смотрелась бы семейка Бежар в составе Карина Дымонт (или Татьяна Городецкая) – Ника Саркисова (Любовь Воропаева)…

Собственно, женская часть спектакля потерялась практически полностью. Потому что, на взгляд с трибун, заявленным в программке ролям актрис (да и актёров тоже) можно было вообще не давать написанных там имён и фамилий (Филибер, Жодле, Жанна, Катрин, Мари – кто это? они все безлики) – сошли бы порядковые номера. Ведь только Мариэтта Риваль (Леся Шестовская) удостаивается возможности сказать своё слово о том, что спектакль должен состояться. Все остальные артисты – чистая массовка в худшем смысле слова. То есть что получаем? Маэстро Поклена де Пигмалиона и его куколок, версия 2.0?

К счастью, было второе действие. В нём Мольер словно сбросил какие-то мешавшие ему путы, и даже в монологе про червя это был уже никак не червь, а творец, которому роль червя безуспешно пытаются навязать. Во всей красе развернулся и предатель Захария. А вот Кабале, как ни старался вращать глазами архиепископ Шаррон, явно не хватало мощи и зловещего вида. Впрочем, это как раз должно наиграться со временем: «Окрепнем. Обживёмся», – сказал по этому поводу Александр Шатохин (брат Сила), и думаю, что их сторона спектакля уж точно станет сильнее. Хотя вопрос, почему одним из монахов Кабалы не стал Денис Шалаев, после спектакля не давал покоя не мне одному.

Словом, есть что смотреть, и есть много вопросов. От души поздравляю всех с премьерой! Будет очень интересно следить за развитием спектакля. Думаю, у него есть весь потенциал для того, чтобы стать одной из жемчужин репертуара ЮЗ. Чего всем и желаю!

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened