Crazy Crow (mr_stapleton) wrote,
Crazy Crow
mr_stapleton

Салемские ведьмы с Малой Бронной 22/09/2017

Кажется слишком грубым и топорным сравнивать Салем конца семнадцатого века с Россией начала двадцать первого, но сравнения и вопросы сами залезают в душу и в голову.

А иначе зачем бы Сергею Голомазову понадобилось ставить эти "дела давно минувших дней"?

Почему религия, опирающаяся на пресловутые Десять Заповедей, под которыми безоговорочно подпишется любой истинный борец за права человека, то и дело оказывается страшнейшим тираном, лишающим людей самого ценного, что есть от рождения у каждого – его внутреннего мира, его права жить так, как он чувствует, с единственным ограничением: не причинять намеренного зла другим?

Почему невинные по любой шкале ценностей детские забавы становятся в глазах взрослых, особенно облечённых властью, угрозой существующему миропорядку, который всё равно уступит место новому, как только сойдёт поколение, живущее устаревающими ценностями?

Почему взрослые вообще позволяют себе лезть грязными и грубыми лапами во внутренний мир детей? Сразу вспоминаются Стругацкие: "но человек-то учит детёныша: думай, как я – а это уже преступление".

Как получается, что даже под таким страшным давлением остаются дети, способные пойти против господствующей точки зрения, модели поведения, навязываемых им, но чуждым для них "ценностям", против лицемерия и властолюбия взрослого мира, пусть эта попытка Мэри Уоррен (Лина Весёлкина) и заканчивается падением обратно в бездну?

И – избитое, но не менее важное: как меняется наше отношение к людям по мере того, как жизнь продолжается и открывается нам новыми сторонами! Если в первом действии его преподобие Джон Хэйл (отличная работа Дмитрия Гурьянова) кажется отъявленным гадом, то во втором на фоне судьи Дэнфорта (Михаил Горевой великолепен) он становится чуть ли не эталоном совести.

Какова природа лидерства? Почему Абигайль (чудесная Настасья Самбурская) подчиняет себе не только безоговорочно признающих в ней вожака детей, но и взрослых (крепкий мужик Джон Проктор – Владимир Яглыч, вечно мечущийся и под конец окончательно опускающийся Пэррис – Андрей Рогожин)?

И, last but not least: так что ж нам делать (с пьяным матросом)?...

Tags: malaya bronnaya, theatre
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment