February 19th, 2016

crow

Джон Мильтон. Потерянный рай. XII, 372-465

Тогда Адама захлестнула радость
И, словно горе, пролилась слезами
Без слов; но вот он вымолвить сумел:
"Пророк вестей прекрасных! вдохновитель [375]
Надежды! лишь теперь я понимаю
То, что напрасно осознать пытался:
Что имя наших главных ожиданий -
Семя Жены. О, славься, Дева-мать!
Любима Небом, из моих ты чресел [380]
Произойдёшь, и сына ты родишь
От Бога - Бог сроднится с человеком.
И Змея ждёт удар по голове
Со смертной болью. Где же будет бой,
Когда удар тот Змея поразит?" [385]

Но Михаил: "Не думай, что их бой -
Дуэль, не рассуждай о травмах пяток
И головы; Сын не объединит
Людей и Божество, чтоб одолеть
Врага, и не сразит тем Сатану, [390]
Которому падение из Рая
Не помешало вас смертельно ранить;
Спаситель всё исправит, поразив
Не Сатану, а все его дела
В тебе, в твоих потомках, не иначе, [395]
Как совершив всё то, что ты хотел,
Закону Бога следуя, который
Ввёл кару - смерть, и повинуясь смерти,
Достойной каре твоего проступка,
Что на твоё потомство перейдёт: [400]
Так справедливость высшая свершится.
Закон свой Бог исполнит абсолютно
Любовью и покорностью, хотя
Любовь полнее; наказанье ваше
Он понесёт, явившись во плоти [405]
К печальной жизни и проклятой смерти,
Жизнь обещая всем, кто верит в то, что
Он искупил их, что его покорность
Пришла к ним с верой - в то, что их спасут
Его заслуги, а не их труды; [410]
За это будет ненавидим, проклят
И схвачен, осуждён, приговорён
Позорно, пригвождён к столбу своим же
Народом - смерть тому, кто жизнь принёс;
Но пригвождает он к кресту врагов - [415]
Закон, что осудил тебя, грехи
Людские вместе с ним распяты, чтобы
Не досаждать тем, кто поверил твёрдо
В его спасенье; умирая, он
Вновь воскресает - смерть над ним не властна [420]
Надолго, и к рассвету в третий день
Увидят звёзды, как он из могилы
Восстанет свежим, как рассветный луч,
Отдав за человека выкуп смерти -
Свою смерть за его, ведь жизни дар [425]
Не все отвергнут, выгоды приняв
Верой и делом. Бог тебя спасёт
От смерти, уготованной тому, кто
В грехе пропал для жизни: он разрушит
И голову, и силы Сатаны, [430]
Разбив его орудья, Грех и Смерть,
И жала глубже в голову вобьёт,
Чем временная смерть заденет пятку
Его и искуплённых - смерть как сон,
Как плавный переход к бессмертной жизни. [435]
Он на земле останется воскресшим
Лишь ненадолго - только показаться
Ученикам, которые при жизни
За ним пошли; он их пошлёт в народы -
Учить там и спасенью, и тому, [440]
Что от него узнают, тех, кто верит
В крещение в ручье - знак очищенья
От всей вины греха для чистой жизни
И подготовки, если будет нужно,
К той смерти, что Спасителя постигла. [445]
Научат все народы: ведь с тех пор
Спасенье проповедано и детям
Авраама, и его духовным детям
По всей земле, и так в его потомстве
Благословенны будут все народы. [450]
Затем Он в небеса взойдёт с победой
По воздуху, с триумфом над врагами
Своими и твоими; там он Змея,
Владыку воздуха, в цепях протащит
В его владеньях и сражённым бросит; [455]
И в славе воссияет, вновь воссядет
От Господа направо, выше всех
Других в Раю; и вновь придёт оттуда,
Когда созреет мир для тлена, в славе
И силе, чтоб судить живых и мёртвых - [460]
Судить неверных смертью, награждать
Всех верных и принять с благословеньем
На небе и земле: тогда земля
Вся станет раем, более счастливым,
Чем Райский сад, наполнив счастьем дни". [465]

*

Collapse )
crow

Повесть о трёх мальчиках

Жил да был на свете мальчик Дима. Хороший был мальчик, рослый да шустрый. Были у мальчика длинные крепкие ноги, не обременённая мыслями голова и вспыльчивый, неуступчивый характер. Больше всего на свете мальчик Дима любил играть в ногомяч. В родной Москве играть поначалу было негде, поэтому он поехал в далёкий город Томск. Там ногомяча было хоть завались, и мальчик Дима скоро обратил на себя внимание серьёзных московских дяденек. Прежде всего, конечно, высоким ростом, но не в последнюю очередь и своей суровой - как говорят французы, no nonsense - манерой игры. Так он и вернулся в столицу, где вскоре устроился на службу по паровозному ведомству. А изрядных размеров шкаф в своей квартире мальчик Дима доверху заполнил футболками с изображениями своего кумира - мальчика Вовы.

Тем временем в жизни мальчика Вовы не всё было гладко. Выросший на болотах Невы мальчик Вова с детства обожал Чёрное море: сначала издалека, в мечтах, а потом и вблизи, с южной дачи. Добравшись до берега, он тут же прыгал в воду и плыл на юг, туда, где смутной дымкой маячил совершенно не нужный ему турецкий берег. А с того берега навстречу плыл другой большой любитель черноморских волн - мальчик Реджеп. И когда им случалось встретиться над манящими и страшными бурлящими глубинами, ни один из них не хотел и не мог уступить ни пяди: позади одного была Москва, позади другого - Анкара.

И вот как-то раз пустил мальчик Вова через широкое Чёрное море самолётик, и долетел самолётик до самого берега турецкого. Но мальчик Реджеп не дремал: достал он свою большую рогатку и пальнул по самолётику, и сбил его наземь, и много было шуму и на Чёрном море, и в окрестностях. На ту беду, слепой жребий решил отправить мальчика Диму в самое логово мальчика Реджепа, ставшего злейшим врагом мальчики Вовы и его верного соратника мальчика Димы. Нет, подумал мальчик Дима, я этого так не оставлю - и замыслил достойно отомстить за поруганного кумира.

Два месяца вокруг предстоящей поездки мальчика Димы в логово мальчика Реджепа ломались дипломатические копья. Два месяца европейская федерация ногомяча старалась сгладить возникшую неловкость. Два месяца российские функционеры выражали беспокойство по поводу поездки своих ребят в Стамбул. Два месяца турецкие функционеры клялись и божились обеспечить российским ногомячистам полную безопасность. Два месяца все, ну просто все вокруг твердили: ногомяч - вне политики, политика - вне ногомяча, не надо смешивать одно с другим, оставьте кесарю кесарево, слесарю слесарево, а сами играйте, это только игра! А мальчик Дима слушал да на ус мотал.

И вот, наконец, наступили ответственные дни. Мальчика Диму и его команду по прилёте в Стамбул встретили цветами. У мальчика Димы и его команды не возникло никаких проблем до матча. А потом мальчик Дима и его команда отвратительно провели девяносто с хвостиком минут на ногомячном поле. Если бы не фантастически спасавший команду раз за разом мальчик Гиля, команда мальчика Димы пропустила бы не меньше полудюжины. Но не это волновало мальчика Диму после финального свистка, нет. После стольких лет молчания мир должен был узнать о его единственной настоящей страсти. И мир узнал о ней, когда мальчик Дима сорвал с тренированного торса клубную форму и показал всему миру футболку с его кумиром мальчиком Вовой в военной форме и с надписью "Самый вежливый президент".

Настоящий художник всегда найдёт возможность преподнести свой новый шедевр публике так, чтобы публика визжала от восторга. И публика визжит - не только от несомненных художественных достоинств предъявленного шедевра, но и от того, как смело, гордо, с размахом, а главное, назло врагу и всей так называемой мировой общественности шедевр был предъявлен публике. Браво, мальчик Дима! Ты прекрасен! Пусть глупые гейропейские начальники дисквалифицируют тебя пожизненно, но в наших сердцах ты будешь жить вечно!