May 19th, 2015

crow

Джон Мильтон. Потерянный рай. XI, 1-125

И так они склонились в покаянной
Молитве: свыше милость снизошла
Заранее, подняв тяжёлый камень
С души и новой плотью наделив,
Растущей и вздыхающей печально - [5]
Дух вдохновил молитву, и она
На крыльях устремляет в небо звук
Прошения; но место назначения -
Не для всех; их просьба столь же важной
Казалась, как другой старинной пары, [10]
Хоть не столь древней - непорочной Пирры
С Девкалионом, тех, что для спасенья
Потопленных людей пришли к Фемиде
В оракул. Их молитвы к Небесам
Взошли, не промахнувшись: ветры им [15]
Бродячие завидовали; в Рай
Они вошли, и в туче благовоний
К престолу, к золотому алтарю
С заступником приблизились, представ
Перед Отцом. И Сын, заговорив, [20]
За них мгновенно начал заступаться.

"Гляди, Отец, вот первые плоды
Той милости, что дал ты Человеку:
Молитвы, вздохи - в золотом кадиле
Тебе я, исповедник, их несу; [25]
Плоды, что ты взрастил в людских сердцах
С раскаяньем, вкуснее тех, что сами,
Своей рукой взрастили бы они
На всех деревьях Сада до потери
Невинности. Прислушайся же к просьбе; [30]
Услышь его подавленные вздохи;
Он неумело молится? позволь мне
Переводить, ему быть адвокатом
И утешеньем; все его дела -
Хорошие, плохие - мне привей: [35]
Украшу те, отвечу за другие.
Прими меня, и от меня возьми
Дух мира с Человеком; пусть живёт,
С тобою примирённый, хоть в печали,
Весь краткий срок до смерти (я прошу [40]
Твой приговор смягчить, а не менять),
Пусть счастлив будет, искуплённый мною,
Пусть жизнь его течёт в благословенье
И радости - ведь он со мной одно".

Отец ему, без облаков, спокойно: [45]
"Всё, что ты просишь, Человек получит:
Всё, что ты просишь, повелел я сам;
Но по закону, что я дал Природе,
В Саду остаться Человек не может;
Ведь чистые бессмертные стихии, [50]
Дисгармоничных примесей не зная,
Его, уже запятнанного, гонят,
Как что-то грубое, на грубый воздух
И к смертной пище, что ему поможет
В грехе закончить жизнь - грех разрушает [55]
И портит не испорченное всё.
Двумя дарами наделил его я
Сначала, дав и счастье, и бессмертье;
Но раз от одного он отказался,
Другое только муки продлевало, [60]
Пока я смерть не дал ему; смерть станет
Последним снадобьем, и после бурной,
Очищенной и верой, и благими
Делами жизни сможет пробудиться
Он к жизни новой в праведных рядах [65]
На обновлённых Небе и Земле.
Но созовём синод благословенных
В Раю; от них не скрою, как намерен
Судить я человечество, как раньше
Судил безгрешных ангелов; и пусть [70]
Все стойкие лишь крепче утвердятся".

Закончил он; и Сын подал сигнал,
И светлый ангел затрубил в трубу -
Она звучала на Хориве позже,
Когда спускался Бог, и позовёт [75]
На Страшный суд. И ангельские звуки
Проникли всюду: из жилищ блаженных
В тени от амаранта, от ручьёв,
Вод жизни, где бы кто бы ни сидел
В счастливой дружбе, Света сыновья [80]
Спешили на призывы с высоты
Места занять - и слушали, как свыше
Владыка огласил свой приговор:

"О сыновья! теперь и человек
Узнал добро и зло, как мы, отведав [85]
Запретный плод; пусть хвалится, что знает
Добро былое, найденное зло:
Счастливей был бы он, когда бы знал
Одно добро, о зле не помышляя.
Он кается теперь и сожалеет - [90]
Моё влиянье; но давно я знаю,
Сколь его сердце пусто и нестойко.
И чтоб он осмелевшею рукой
Не трогал Древо жизни, и не ел,
Не жил бы вечно (и не думал, что [95]
Живёт), его велю я удалить,
Изгнать из Сада, чтобы он пахал
Ту землю, из которой он и вышел.

Тебе моё заданье, Михаил:
Возьми себе из пылких херувимов [100]
Воителей на случай, если Дьявол
Затеет смуту вновь - за Человека
Иль для вторженья в вольные просторы;
Спеши, и из божественного Сада
Без сожалений грешников гони, [105]
Гони порочных от святого места,
И объяви запрет туда являться
Им и потомству. Если ж приговор
Суровый их совсем в тоску загонит
(Я так и вижу слёзы и рыданья [110]
В момент ухода), лучше не пугай их.
Коль молча примут участь, не бросай
Без утешения, открой Адаму,
Что будущие дни ему готовят,
Как я скажу; напомни обещанье, [115]
Что о потомстве женщине я дал.
Так высылай их, грустных, только с миром;
И на восток от Сада, где подъём
И вход к нам из Эдема самый лёгкий,
Ставь херувимов с пламенным мечом - [120]
Пугать издалека всех подходящих
И охранять подходы к Древу жизни;
Не то ведь злые духи налетят
И обглодают все мои деревья,
Чтоб снова одурачить Человека". [125]

*

Collapse )