August 20th, 2014

crow

Джон Мильтон. Потерянный рай. VI, 801-866

"Святые, стойте смирно; отдохните
Вы, ангелы, сегодня от войны.
Сражались вы и верно, и бесстрашно,
И Бог считает ваше дело правым;
Всё, что вы получили, вы отдали [ 805 ]
Невидимо; мятежную команду
Должны другие руки наказать:
Бог сам им отомстит, или посланец.
Сегодня он не требует от вас
Могучих сил: лишь стойте, помогайте [ 810 ]
Мне изливать гнев Бога на безбожных;
Не вас - меня они так презирали,
Завидуя; лишь мне - вся ярость их:
Ведь мой отец, владеющий в Раю
Всем царством, властью и надмирной славой, [ 815 ]
Почтил меня своей высокой волей.
Тем самым он вручил мне их судьбу,
Чтобы они могли, раз им охота,
Со мной сражаться, все на одного,
Всю силу показать, поскольку силой [ 820 ]
Всё меряют они, других достоинств
Не зная и о них не беспокоясь;
Придётся им отмерить той же мерой".

Так Сын сказал, и облик его стал
Ужасен всем, кто на него смотрел, [ 825 ]
И полон гнева на его врагов.
Четвёрка распахнула звёздных крыльев
Густую тень, и оси колесницы
Вращались с жутким звуком - водопада,
Потопа или армии огромной. [ 830 ]
Он на врагов помчался нечестивых,
Чёрен как ночь. Горящие колёса
Устои тверди потрясли - все, кроме
Божественного трона. Вскоре он
Явился, сжав рукой своею правой [ 835 ]
Десяток тысяч молний, и метнул их
Пред ними, словно в сердце вбив чуму.
Они от изумленья потеряли
Всю храбрость, уронили всё оружье;
Он ехал по щитам, плечам и шлемам [ 840 ]
Престолов и простёртых серафимов,
Мечтавших, чтобы горы вновь упали
На них - защитой от такого гнева.
Летели стрелы в обе стороны:
От видимой глазами всей четвёрки [ 845 ]
Четвероликих - и живых колёс,
Которые глазами тоже видно.
Один дух правил; каждый глаз метал
Огонь и разжигал палящий жар
Средь проклятых, их силы отнимая, [ 850 ]
Бросая их бездушными, пустыми,
Разбитыми и павшими навеки.
Но он потратил даже не полсилы,
Лишь гром проверил: он же не хотел
Их убивать, лишь прочь изгнать из Рая. [ 855 ]
Поднялся он и, как овец отару
Или козлов, сбивающихся в стадо,
Погнал своими молниями, страхом
И ужасом к хрустальным стенам Рая;
Те, распахнувшись, развернулись внутрь, [ 860 ]
Открыв огромный, как дыра, проход
В опустошающую бездну; ужас
Заставил их попятиться, но сзади
Всё было хуже; головами вниз
Из Рая падали, и вечный гнев [ 865 ]
За ними полыхал в бездонной яме.

*

Collapse )
crow

О тартанах и баранах

Не так давно в парках, дворах и на улицах столицы появились детские площадки с тартановым покрытием. Идея прекрасная - человеческие детёныши при падении (а это, собственно, и есть основная форма существования человеческих детёнышей) обходятся без сильных ушибов, синяков, ссадин и прочих прелестей детской жизни, ещё в моём детстве считавшихся неотъемлемыми.

А совсем недавно кому-то из московских градоначальников вдруг пришла в голову ещё более гениальная идея. Он подумал: а ведь дети-то любят играть в песочнице! И на резиновых покрытиях игровых площадок одна за другой, как грибы после дождя, стали появляться песочницы. Какая-то пара квадратных метров, а сколько удовольствия! А главное - коту под хвост начальная идея и детская безопасность. Ибо песок в рамках песочницы, конечно же, не остаётся, а раскидывается детскими ручонками поблизости от песочницы, после чего разносится ногами всех участников регаты по всей площадке. И благодаря прекрасно всем известным абразивным свойствам песка площадка снова даёт возможность детям получать их любимые ссадины. И в самом деле, что это за жизнь без пианины ссадины?

Нет, мышление (или мышление?) московских начальников мне не понять никогда.