June 9th, 2014

crow

Джон Мильтон. Потерянный рай. V, 136-208

Всё прояснив, они пошли в поля.
Но прежде, из-под тени мощных крон
Едва явившись на открытом месте,
Где только что поднявшееся солнце,
Край колеса купая в океане, [ 140 ]
Пускало низко влажные лучи,
Враз освещая во всю ширь восток
Эдема и счастливые равнины, -
В восторге преклонившись, завели
Свои хвалы, что по утрам дарили [ 145 ]
По-разному; но ведь ни разность слов,
Ни святость их хвалить не вынуждали
Создателя столь громогласно, петь
Столь непосредственно; такая лёгкость
С их губ срывалась, прозой или гибким [ 150 ]
Стихом, которым лютня или арфа
Давали сладость; начинали так:

"Славны твои труды, добра родитель,
О Всемогущий! Этот мир чудесен,
В нём всё чудесно: сколь чудесен ты! [ 155 ]
Невыразимо! ты сидишь над небом,
Невидимый для нас иль чуть заметный
В делах мельчайших; но и в них видны
Божественная доброта и мощь.
Вы лучше всех скажите, дети света, [ 160 ]
Ангелы - вы же рядом с ним, и песней,
Симфонией хоральной неусыпно
Его трон окружаете в Раю;
Земные твари, славьте его первым,
Последним, посредине, без конца. [ 165 ]
О звёзды яркие на сходе ночи,
Уж если вы не часть рассвета или
Дня, увенчавшего улыбку утра
Яркой короной, славьте в вашей сфере
Его, когда настанет ясный час. [ 170 ]
Глаз и душа большого мира, солнце,
Признай, что выше он; хвали его
На всём своём пути - когда встаёшь,
Когда в зените и когда садишься.
Луна, столь близкая с восточным солнцем [ 175 ]
И звёздами, застывшими на тверди;
И пять огней блуждающих, что пляшут
Волшебный танец с песней, восхвалите
Того, кто создал свет из темноты.
Воздух и вы, исконные стихии, [ 180 ]
Природы дети, чья четвёрка водит
Свой хоровод, богатством форм питая
Всё сущее, пусть ваши перемены
Творца всего по-новому прославят.
Туманы, испаренья, что восходят [ 185 ]
Неясны, серы, от озёр и гор,
Пока вас солнце не окрасит златом,
Чтоб подчеркнуть создателя величье;
Сливаясь с облаками в сером небе
Или орошая жаждущую землю, [ 190 ]
Всходя иль падая, его хвалите.
Хвалите, ветры с четырёх сторон,
Его своим дыханьем; славьте, сосны
И все растения, клонясь под ветром.
Ключи, журчащие истоком вод, [ 195 ]
Мелодией журчащей его славьте.
Сливайте голоса, живые души;
Вы, птицы, поднимаясь с пеньем к Раю,
На крыльях возносите похвалу.
Вы, что в воде плывёте, что идёте [ 200 ]
Величественно, что едва ползёте,
Свидетельствуйте вечно, если смолкну,
Горе, долине, тени и истоку,
Песни моей несите похвалу.
Славься, Владыка мира! Нам неси, [ 205 ]
Как прежде, лишь добро; и если ночью
Зло соберётся, разгони его,
Как ныне свет твой разгоняет тьму".

*

Collapse )
love_sw

В поисках сокровищ Юго-Запада 08/06/2014

[совершенно субъективные наброски]

В дни, когда вся прогрессивная Россия наперебой обсуждает сравнительные достоинства Дзагоева и Шатова и сокрушается о Дзюбе и Широкове, ваш покорный слуга с удовольствием обнаружил себя на юго-западном предпремьерном показе. А через два часа ушёл оттуда - тоже с удовольствием, но уже смешанным с некоторыми другими чувствами и мыслями.

Ученик, получивший знамя встречи с песней Юго-Запада из рук отправившегося сначала в театр Станиславского, а затем и вовсе в свободное плавание учителя, пошёл по его стопам. Очевидно, скучая в тесных рамках режиссёрской работы, Олег Леушин создал спектакль "В поисках сокровищ, или Невероятная история одного кораблекрушения" с нуля, написав сначала пьесу. И пьеса эта вместила всё: и сюжеты разных пиратских историй, и обильные цитаты - от других спектаклей ЮЗ до классики советского кинематографа. Для человека, любящего сулугуни со сгущёнкой игры с сочетаниями разнообразных культурных пластов, пьеса и спектакль - истинная находка. Единственное: много ли таких человеков среди заявленной детской публики 12+? Легко ли - и главное, интересно ли - школьнику такого возраста следить за частыми, резкими и не всегда чётко оправданными переломами действия, да ещё и почти два часа без перерыва?

Принесённые на спектакль цветы, естественно, нашли свою обладательницу, но в очередной раз оставили меня со смутным ощущением неправильности происходящего. Да, Алина Иванова в роли Кэтрин вполне хороша. Но Люба Ярлыкова, пожалуй, сыграла бы ту же роль ещё ярче - а ей досталась совершенно никакая хорошенькая положительная девочка Луиза, которая, как ни разукрашивай её актёрской игрой, всё равно останется пустышкой. Актёр растёт через роли, причём через роли постепенно всё более сложные, требующие всё большей работы. Если же ты становишься - или тебя делают - заложницей амплуа миленькой бестолковки, развиваться тебе становится гораздо сложнее.

Похожие мысли возникают и по мужской части труппы. Как говорят знающие люди, которым есть все основания доверять, Сергей Бородинов - артист очень хороший. Но по первым двум его спектаклям (сначала были "Дураки") я пока вижу артиста, не вписывающегося в юго-западный стиль. В своё время аналогичные трудности были у меня с восприятием Максима Драченина, который и в "Этих свободных бабочках", и в "Опере нищих" существовал как бы отдельно от остального действия. Но Максиму просто в силу молодости адаптироваться к новой для себя школе, не теряя при этом своих сильных качеств, было легче. К тому же я как-то до сих пор не увидел никакой реальной необходимости трансфера Бородинова. Хороших артистов-мужиков на ЮЗ и своих пруд пруди, на всех ролей и так не хватает.

Вот как-то так. Вчера спектакль порадовал: и пиратом-рыбаком Дениса Нагретдинова, и боцманом-бунтовщицей Жанетты Чирвы, и археологом-историком-врачом-миллионером Андрея Санникова, и братом Томом Фарида Тагиева, и пиратом Генри Михаила Грищенко, и капитаном Тэйлором (а не Тэлором, как в программке) Константина Курочкина, и многими другими. Но ещё раз я на него пойду вряд ли. И число тех, кому бы я его смело порекомендовал, увы, очень невелико: причины - выше.