January 6th, 2014

crow

Джон Мильтон. Потерянный рай. I, 392-521

[все они красавцы, все они таланты... - прим. перев.]

*

Сначала жуткий Молох, весь в крови
От жертв людских, в родительских слезах,
Хотя за барабаном и тимпаном
Не слышен плачь детей, в огонь идущих [ 395 ]
К мрачному идолищу. Аммониты
Ему молились в Раббе, на равнине,
В Аргобе и Базане, до ручья
Арнона. Недовольный дерзновенным
Соседством, Соломона-мудреца [ 400 ]
Он хитростью заставил возвести
Свой храм напротив храма Бога на
Горе позора, лесом засадив
Долину Еннома, что ныне кличут
Тофет или Геенна – вроде Ада. [ 405 ]
За ним шёл Хамос – страх сынов Моава
От Ароера до Ново, пустынь
Аворима на юге, Езевона
С Оронаимом, что в стране Сигона,
За виноградом из долины Сивмы, [ 410 ]
Елеала на Мёртвом море – всех.
Фегором звался он, когда в Ситтиме
Склонял Израиль, уходивший с Нила,
Ему служить, и тем накликал горе.
Он оргии свои распространил [ 415 ]
До той горы скандальной и до рощи
Убийцы Молоха, пока достойный
Иосия не сверг их прямо в Ад.
За ними шли – от берегов Евфрата
До речки, отделяющей Египет [ 420 ]
От Сирии, известны именами
Мужским и женским – Ваалы и Астарты.
Ведь духи могут по желанью выбрать
Любой из двух полов иль оба – столь
Нежна элементарная их сущность: [ 425 ]
Не сдавлена, суставами не сжата,
Не зиждется на хрупкой силе кости,
Как плоть; и, принимая всякий облик, –
Разреженный, сгущённый, яркий, тёмный, –
Способны достигать воздушных целей [ 430 ]
И разносить любовь или вражду.
Для них израильтяне забывали
О силе жизни, покидая верный
Алтарь и преклоняясь пред богами
Животными; их головы так низко [ 435 ]
Склонялись в битве перед копьями
Врагов презренных. С ними встала в строй
Астарта – полумесяцем рога,
Царица Рая между финикийцев;
Пред её ликом под луной в Сидоне [ 440 ]
Девицы пели, посвящали клятвы,
Как и в Сионе, где с горы глядел
Огромный грозный храм, что ей построил
Царь-подкаблучник с необъятным сердцем,
Попавший, поклоняясь женщине, [ 445 ]
В служенье идолам. Затем Таммуз,
Чью рану ежегодную в Ливане
Сирийские оплакивали дамы
В любовных песнях целый летний день,
Пока Адонис тихий со скалы [ 450 ]
Тёк в море красным, словно в ежегодной
Крови Таммуза: эта песнь любви
Огнём сжигала дочерей Сиона,
Чью похоть у священного крыльца
Видел Иезекииль – его глазам [ 455 ]
Предстала темень идолопоклонства
Безбожной Иудеи. Следом шёл
Рыдавший искренне, когда Ковчег
Корёжил ему голову и руки
У самого порога его храма, [ 460 ]
Где он упал, свою смутивши паству,
Дагон, морской урод, мужчина сверху
И рыба снизу: но высокий храм
Его в Азоте вызывал почтенье
И страх в прибрежной Палестине – в Гефе, [ 465 ]
У Аскалона, Аккарона, Газы.
За ним – Риммон, красиво восседавший
В Дамаске, на богатых берегах
Ручьёв прозрачных – Абаны, Фарпара.
Он и на дом Господень посягал: [ 470 ]
Проказу сбросив, он обрёл царя
И убедил запойного Ахаза
Воздвигнуть вместо Божьих алтарей
Сирийские, чтоб там сжигать свои
Жуткие жертвы, вознося богов, [ 475 ]
Им побеждённых. Дальше появились
Носители имён старинных – Гор,
Осирис, Изида и остальные
Чудовищные лики, что толкали
Египетских жрецов искать своих [ 480 ]
Богов-скитальцев в жутких формах зверя,
Не человека. Даже сам Израиль
Заразу подхватил, тельца златого
На Хориве отлив, а царь-отступник
Удвоил грех тот в Вефиле и Дане, [ 485 ]
Сравнив вола на выпасе с Творцом:
Иегова, проходя Египет ночью,
Одним своим ударом уравнял
Их первенцев и блеющих богов.
В конце шёл Велиал: ему подобных [ 490 ]
По похоти и к мерзостям любви
Не падало из Рая: пусть ни храмов,
Ни алтарей ему - но каждый храм
Или алтарь, где веру вдруг священник
Терял, как Эла сыновья, он мигом [ 495 ]
Жестокостью и блудом наполнял.
Он правит при дворах и во дворцах,
В роскошных городах, где выше башен
Несётся шум отчаянных бесчинств
И мятежей: и в темени ночной, [ 500 ]
Разнузданны и пьяны, Велиала
На улицы выходят сыновья.
Свидетели - Содом и ночь в Гибее,
Когда матроны отворяли двери,
Чтоб худшего насилья избежать. [ 505 ]
Вот первые по рангу и по мощи.
Других же много, пусть вполне известных:
Боги Ионии; Иавана род,
Оспоривший у Неба и Земли
Родительство; Титан перворождённый,
Столь плодовит, чьё первенство украл [ 510 ]
Юнец Сатурн, себя сравнивший с сыном
Могучего Юпитера и Реи.
Царил Юпитер-узурпатор, с Крита
И Иды до заснеженных вершин [ 515 ]
Холодного Олимпа правил миром
С высот небесных: и скалой дельфийской,
Додоной и дорийской безграничной
Землёй, и теми, кто бежал с Сатурном
Из Адрии в Гесперские поля, [ 520 ]
И кельтами с далёких островов.

*

Collapse )