March 26th, 2009

crow

Снова о портретах

посвящаю этот маленький перевод замечательной quasi_genie
с днём рождения!




Дашвант пошёл дальше...
Всё очень просто - несмотря на постоянный присмотр со стороны цеха, ему как-то удалось исчезнуть. Его больше ни разу не видели ни при дворе Моголов, ни где бы то ни было в Сикри, ни где бы то ни было во всей стране Хиндустан. Его тело не вынесло на берег озера, его не нашли свисающим с притолоки. Он просто исчез, словно никогда не существовал, и с ним исчезли почти все изображения Кара-Кёз-Намэ, кроме последней картины, на которой Госпожа Чёрные Очи, выглядевшая очаровательнее, чем на всех предыдущих полотнах Дашванта, встретилась лицом к лицу с человеком, которому суждено было стать её судьбой.
Раскрыл тайну, конечно же, Бирбал.
Через одну неделю и один день после исчезновения Дашванта мудрейший из придворных Акбара, тщательно исследуя поверхность последнего оставшегося изображения таинственной принцессы в надежде найти ключ к разгадке, обнаружил странную техническую деталь, дотоле остававшуюся незамеченной. Изображение словно бы не заканчивалось у каймы, в которую заключил его Дашвант, но, по крайней мере в левом нижнем углу, продолжалось и под узорчатой, в два пальца шириной, рамой. Картину вернули в студию - в сопровождении самого императора, Бирбала и Абул Фазла - и под наблюдением двух персидских мастеров аккуратно отделили разукрашенную раму от основной части работы. Когда скрытый фрагмент картины открылся взорам, присутствовавшие изумлённо ахнули, ибо там, пригнувшись к земле словно жаба, тащил подмышкой огромный рулон бумаг великий художник Дашвант, Дашвант - автор граффити, Дашвант - сын носильщика паланкина и похититель Кара-Кёз-Намэ, Дашвант, оказавшийся в единственном мире, в который отныне верил, мире таинственной принцессы, которую он создал и которая теперь рассоздала его. Он совершил невероятный подвиг, в точности противоположный тому, что удался императору, создавшему из небытия свою воображаемую царицу. Вместо вызванной к жизни фантастической женщины Дашвант превратил в фантастическое существо самого себя под влиянием (как и император) неодолимой силы любви.
Если границу между мирами можно пересечь в одном направлении, понял Акбар, можно перейти её и обратно. Мечтатель может стать собственной мечтой.
"Верните раму на место, - приказал Акбар, - и оставьте беднягу в покое".



From: Salman Rushdie. The Enchantress of Florence. Vintage Books, London, 2009.
Забавно: первый тираж появился той же прошлой весной, когда написались Глаза портрета.