February 19th, 2009

crow

Ищу источники по Гамлету

Уважаемые шекспиро- и литературоведы!
Тема - исторические хроники, ставшие основой шекспировского "Гамлета".
Буду благодарен за ссылки на сетевые ресурсы или выходные данные книг / статей на английском / русском / французском.
Спасибо каждому, кто поможет.
crow

Гамлет с Камергерского 18/02/2009

Утром глянешь в зеркало, а там вроде бы всё та же до боли знакомая физиономия, но - и волосы по-другому лежат торчат, и седина не в тех местах, и цвет глаз немного не тот, и углы губ не туда. А в итоге видишь совершенно чужое отражение и не понимаешь: как оно туда попало?
Ощущения от мхатовского "Гамлета" примерно из этой серии.

Начну с заглавного персонажа. Гамлет Михаила Трухина больше всего напоминает джедая. Поначалу бдительность противников (а противники данной разновидности принца - все остальные действующие лица, без исключения) усыпляется кривлянием и кукареканьем (в какой-то момент возникает подозрение, что в период написания пьесы Вильям наш Шекспир активно работал также над повышением яйценоскости кур), а потом из ножен извлекается огненный меч, и... как и было сказано, сия пучина поглотила ея в один момент в общем, все умерли. Главная особенность этого Гамлета - злоба и жёсткость, постоянно переходящая в жестокость. И к матери, и к Офелии, не говоря о сполна заслужившем Клавдии. Ему веришь - он никогда никого из них не любил. Подобранная с пола мятая бумажка с текстом "Быть иль не быть" - не только великолепная режиссёрская идея, но и прекрасная иллюстрация к трухинскому Гамлету: он сам такими вопросами вообще не задаётся, их ему в буквальном смысле, как говаривал Михаил Сергеевич Горбачёв, "подбрасывают". Это вам не рефлексирующий принц Шекспира-Беляковича-Леушина, это пострашнее "Фауста" Гёте.

Кстати, к вопросу об отсутствии в спектакле лишних размышлений - отстутствие в списке действующих лиц Горацио. Действительно, зачем на сцене лишний учёный со своими лишними вопросами? Зачем на сцене стражники, с которых начинается пьеса, если вместо них можно выпустить накинувших шубы Клавдия, Гамлета и Полония? Мешает дальнейшему восприятию? - плевать, театр есть условность, так что ешьте, дорогие зрители.
Стремление к минимизации количества актёров на сцене вообще привело к тому, что выброшенными оказались целые куски пьесы, причём крайне важные. Скажем, Лаэрт между отбытием во Францию и дуэлью с Гамлетом появляется всего один раз на минутку: его долгая мучительная - по Шекспиру - встреча с королём сведена к короткому выкрику "Я отомщу!" и ответному обещанию помочь. Снова - никаких размышлений, никакого, извините за школьный штамп, раскрытия персонажа: пришёл, увидел и убил. Так что собственно Лаэрта (Павел Ворожцов) в спектакле нет - есть какая-то эриния, не человек вовсе, а просто воплощение идеи мщения: без характера, без судьбы. Особенно не хватает его диалога с Гамлетом про сорок тысяч братьев.

Зато вместо выпущенных сцен, чуть ли не сразу после молитвы Клавдия, появляется - ни к селу ни к городу - скетч о коллективном убиении принца Гамлета, до боли напоминающий ритуальное убийство Рэтчетта-Кассетти в восточном экспрессе бабушки Агаты. Смотрится обрывком кукольного театра. Этого ли добивался режиссёр Юрий Бутусов?
К чести режиссёра, находок и прекрасных мизансцен в спектакле множество. Взять ту же молитву Клавдия. Исключительно удачно выбрано место этого центрального эпизода: им заканчивается первое действие, а второе начинается рассуждением Гамлета, не убить ли - всё ещё стоящего за занавесом на коленях - короля прямо сейчас, или лучше подождать. И сделана молитва прекрасно: стол, который ворочает король, словно становится символом всего груза, добровольно им на себя взваленного и стойко - "зачем прощать того, кто твёрд в грехе?" - несомого. И Клавдий Константина Хабенского в целом интересен, хотя в этом короле гораздо сильнее, чем в том же принце, проглядывает мальчишка, этакий Костик с Покровских ворот. И рядом с Гертрудой он король-то, в общем, никакой - так, фаворитишка, не более чем роль, по слову Гамлета.

Постепенно вырисовывается главная особенность спектакля. Он сделан скорее не как непрерывно разворачивающееся действие, а как набор сценок - местами ярких и сильных, местами не очень, но почти всегда самостоятельных и изолированных. По структуре напоминает скорее действо типа КВН. И снова тот же вопрос - режиссёр хотел именно этого?
Cамое время сказать о ещё одном перекосе утренней зеркальной физиономии - кривых ушах. На программке значится: перевод Пастернака. Но произносимый со сцены текст часто и сильно отличается от текста Бориса Леонидовича (недавно я его перечитывал при написании рецензии на Гамлета юго-западного, знаю, о чём говорю). Два мира Два перевода - два образа жизни.

Вернусь к персонажам. Гертруда Марины Голуб нарисована густыми, но не слишком яркими красками. Только что, уже по памяти анализируя увиденное, понял, кого она мне больше всего напомнила. Леди Макбет. Та же решимость там, где её не хватает находящемуся рядом мужчине. Та же внутренняя сила и способность сопротивляться внешнему миру. Не очень-то верится, что такую Гертруду сильно задевают наезды сына на нового мужа. Она свой выбор сделала, а парнишка переживёт. Или не переживёт, что с её - государственной, королевской - точки зрения совершенно безразлично: материнские её чувства к Гамлету скорее рудиментарны. И Клавдий чувствует её силу - его "Не пей вина, Гертруда" почти проглочено, такой говори - не говори, всё равно выпьет.
А вот отцовские чувства Полония Михаила Пореченкова для меня - загадка. Ладно, торговец рыбой, вертлявый хлопотун, всё понимаю, но в спектакле отец Офелии является главным комедийным персонажем. Чего стоит одна сцена его убийства Гамлетом - когда дело сделано, убийца с жертвой, синхронно пританцовывая, выходят на авансцену с двух сторон ширмы. Зато трио - Полоний на скамейке-контрабасе, Розенкранц (Олег Тополянский) на трости-флейте, Гильденстерн (Алексей Агапов) на стуле-трубе - просто потрясающе! Аццких оркестров прибавляется, и это не может не радовать! ;-)
Великолепен - без всяких - актёр Сергея Сосновского. Пусть труппа сведена к актёру да актрисе (Мария Зорина), пусть "Мышеловка" сделана странновато и скучновато, но Пирр и Гекуба продирают до кости. Глубочайшее спасибо! А вот тень отца Гамлета так и осталась тенью - походила-побродила от края до края сцены, ни пользы, ни удовольствия, ни особого смысла. Сцена тени с Гамлетом оказалась скомканной - может, из-за того, что Гамлету и так уже не терпелось шлёпнуть отчима поскорее?
И - Офелия. Ольга Литвинова играет буйно помешанную, что естественно - в огромном зале тихо помешанная Офелия типа юго-западной просто пропала бы. И снова спасибо режиссёру - за замечательную идею с пучками трав, которыми становятся отрываемые кусочки подола белого платья. Офелия, пожалуй, убеждает.

Всё-таки очень полезно смотреть одну пьесу в разных театрах. Поищу, кто ещё в Москве ставит историю о датских королевских играх :)
Напоследок - маленькая, но важная просьба к мхатовцам. Пожалуйста, сделайте в зале хоть какую-нибудь вентиляцию. В противном случае есть риск превращения всех наблюдателей в спящих.

Неоценимо помогла мне своими мыслями по поводу спектакля laranja_beige - огромное спасибо!
  • Current Music
    Аквариум - Сарданапал, надменный азиат
  • Tags