July 19th, 2008

crow

R.I.P.

Допив бургундское, я аккуратно положил бутылку в мусор. Там же, где допивал, на ступеньках отеля. Тут же поймал на себе осуждающие взгляды. Ну да. Одно дело - освящённая поколениями традиция коллективно накачиваться водкой в самолёте до положения риз. И совсем другое - наглое индивидуальное распитие вина у подъезда. Тут уж, извините, фрондёрством пахнет. А фронду мы простить не можем.
Появление сопровождающего напомнило о цели приезда. Пара минут - и мы уже идём по неширокой улице. Дома стоят по бокам плотными шеренгами. Дорога наконец упирается в поперечный проезд. За проездом - обычная невысокая серая стена, по которой никак не угадаешь, что за ней. Сбоку в некотором отдалении обнаруживается немногочисленная полиция в характерном шлеме с загнутыми краями.

Сопровождающий подводит нас к серой стене. Оказавшийся тут же ещё один страж порядка начинает досмотр. К огромному удивлению, забирают флаг. Обычное полотнище, без древка, неспособное причинить хоть какой-то вред другим посетителям. Но - забирают. На бумажке два раза записывают с моих слов имя-фамилию, половинку суют мне - мол, подойдёте потом, отдадим. Ладно.

В происходящем дальше более всего поражает внезапность перехода.

Несколько ступенек вверх. Программка. Дверь. И сразу за дверью - скамьи трибуны.
Мы - на первом ярусе, сбоку от углового флажка. Трибуна настолько пологая, что залы старых советских кинотеатров кажутся горными склонами высшей категории сложности. А в трёх метрах над первым ярусом - второй. Параллельный. Так что перед сидящими дальше третьего ряда открывается довольно забавное зрелище. Головы игроков практически не видны, мяч в ногах разглядишь не всегда. Одни майки с номерами. За сорок шесть фунтов получаешь движущийся штрих-код с бегающими то в одну, то в другую сторону смородинно-белыми и тёмно-зелёными полосками.
Не исключаю, что именно непривычный цвет формы не позволил железнодорожникам в декабре две тысячи третьего показать что-то толковое. Пирес и Юнгберг застолбили за канонирами место в весенней стадии. Нам пришлось ждать известий из Киева. К счастью, динамовцы смогли остановить миланский интернационал. В феврале мы уступили монегаскам, но это уже совсем другая история.

Старому Хайбери оставалось чуть больше двух лет.
Юрию Павловичу за штурвалом паровоза - меньше полутора.