May 27th, 2008

goalkeeper

Род Лиддл. Почему я обрадовался, когда Роналду не забил пенальти

Пытаюсь вспомнить, было ли за последние два-три года событие, доставившее мне большее удовольствие, чем незабитый Роналду в среду вечером "Барселоне" пенальти.

Рождение дочери? Радость на лицах моих детей, просыпающихся на Рождество в ожидании подарков? Нет - и рядом не стояло. Вы можете сказать, что это слова печального и патетичного маленького человечка - но "мы такие, какие мы есть", как заявил член парламента от лейбористской партии Рон Дэвис вскоре после того, как его застукали с барсуками в лесу рядом с М4 несколько лет назад. Псевдо-невозмутимый, вполноги удар с точки побудил меня открыть бутылку шампанского, купленную по случаю поимки Эшли Коула на какой-то глупости где-то в прошлом месяце, но в состоянии эйфории начисто забытую в холодильнике.

Я был так счастлив, что даже подумывал закупить немного "Принглз" и позвать соседей. И в бутылке оставалось достаточно, чтобы через час поднять тост за традиционный ритуал Криштиану "Падение Большой Прекрасной Девочки В Штрафной Площади". На месте рефери дали бы Вы когда-нибудь пенальти Роналду, если б только своими глазами не увидели вынутый из кобуры и приставленный к его лбу револьвер? Как часто замечает сэр Алекс Фергюсон, его маленькой португальской дорогуше часто отказывают в справедливых решениях в её пользу; полагаю, против "Барселоны" имел место именно такой случай (хотя в старые добрые времена за такое дали бы в лучшем случае свободный).

Есть, однако, идеально логичная причина, по которой судьи всегда с улыбкой во весь рот машут "продолжайте играть" при падениях Роналду - известно, что он смухлевал раз-другой, так зачем брать на себя риск решения в его пользу? Жульничество, сэр Алекс, не высосано нами всеми из пальца исключительно из-за нелюбви к парню, даже если, подобно мне, мы и испытываем к парню врождённую антипатию. Мы все это видели и брали на заметку, особенно арбитры.

Забавно было наблюдать и беднягу Йона Арне Риисе и его великолепный гол - головой, на бреющем полёте - в свои ворота, немедленно вызвавший воспоминания о защитниках калибра Гленна Кили. Хотя данное удовольствие слегка приглушил тот факт, что следствием его стала несколько большая вероятность для "Челси" пройти "Ливерпуль", чего, естественно, не хочет никто, в первую очередь телекомпании.

"Челси" Авраама Гранта стал столь же суровым, как "Арсенал" Джорджа Грэма и "Лидс" Дона Реви, лишённым, однако, присущей этим двум командам определяющей, ошеломляющей состоятельности. Назначение Гранта предположительно должно было возвестить начало новой эры пламенного атакующего футбола - и возвестило, примерно на полторы недели. Позже, однако, они превратились в роскошную - "почувствуйте разницу" - версию "Болтон Уондерерз" Сэма Аллардайса, со всеми острыми локтями, точно отмеренным скрежетом зубовным и со своей собственной надувающей губки, ныряющей, мрачно-угрюмой примой-балериной впереди в лице Дидье Дрогба. Рефери начинают учиться не давать пенальти и ему. Большинство нейтральных наблюдателей, думаю, надеются на успех "Ливерпуля" в ответной встрече; я-то уж точно, ради их достойных болельщиков-стоиков и приятного тренера. Скаузеры в этом сезоне изрядно добавили уважения к себе, вставая стеной за Рафой Бенитесом даже тогда, когда с боями одолевали "Хэвент и Уотерлувиль" и проигрывали ребятам вроде "Барнсли". Похоже, у мерсисайдцев есть чувства перспективы и собственного достоинства, которых, кажется, начисто лишены легионы пришельцев Стэмфорд Бридж, разражающихся вспышками свиста, когда команда теряет очки дома, или вечно обиженные обезьяны Сент-Джеймс Парка.

Если не считать неудачи Роналду, первая игра "Манчестер Юнайтед" в Лиге чемпионов против "Барселоны" стала образцом почти идеальной, отборной скуки - каковыми почти всегда становятся первые матчи двухраундовых противостояний. Они похожи на ранние пьесы Гарольда Пинтера, когда ты знаешь, что вообще ничего не должно произойти, и действительно ничего не происходит, и ты уходишь, удивляясь, а зачем ты вообще приходил.

Первый удар в створ ворот на 83-й минуте. В стадиях на выбывание первые матчи, похоже, всегда заканчиваются 0-0 или 1-1; они стали бессмысленным упражением в доведении до совершенства осторожности и утомительности, страданием для болельщиков. В утопии "1984" Джордж Оруэлл предсказывал наступление времени, когда футбол потеряет цель и смысл, поскольку разные команды достигнут такого уровня мастерства, что просто нивелируют друг друга, и каждая игра будет заканчиваться нулевой ничьей.

Оруэллом двигало глубокое недоверие ко всему спорту и, главное, своеобразная разновидность порочной логики, настаивающей, что, поскольку рекорд на стометровке падает каждый год, неизбежно настанет время, когда он замрёт на отметке 0 секунд. Я не логик, но сильно сомневаюсь, что мы когда-либо этого достигнем, сколько допинга ни принимай.

Тем не менее утопия Оруэлла осуществилась в виде первых матчей на стадиях Лиги чемпионов с выбыванием. Очевидно, стадии состоят из двух матчей, чтобы максимизировать доход и дать каждой команде шанс сыграть дома, но команда, играющая дома в первом матче, не считает этот матч "домашним" в обычном смысле слова. Прежде всего она стремится не пропустить. Команда гостей, однако, придерживается обычной выездной тактики, нацеленной на то, чтобы не пропустить, и в результате мы получаем жуткую патовую ситуацию.

Что может сделать с этой аномалией УЕФА? Можно отменить правило удвоения выездных голов, поощряя тем самым команды к более рыцарскому духу в первом матче. Или, думаю, просто настоять на том, чтобы Йон Арне Риисе принимал участие в каждом первом матче в роли своего рода джокера, выпускаемого на поле, когда игра тихо угасает.



(c) Rod Liddle
The Sunday Times, April 27, 2008