January 11th, 2008

crow

Давненько не брал я в руки трудовую

Да настолько давно (третья пятилетка пошла), что забыл уже, как это бывает. И в честь столь редкого события решил зафиксировать ощущения начала.

День первый. Мрак и скрежет

Первые полдня ушли на то, чтобы расположиться на рабочем месте. Немедленно по прибытии начальство удивило сообщением, что на уже отведённый стол якобы покушаются представители другого отдела. Дело в том, что меня определили в анклав. Естественно, прочие насельники здания решили округлить свои владения. "Приказ из центра недвусмысленно прост": "Занимайте немедленно! Если придут - валите всё на меня, мол, поезд уже ушёл".
Попытки (впрочем, довольно робкие) были успешно отражены. Через полчаса после моего прихода заглянул товарищ, спросил того самого потенциального претендента и в ответ на "не видел, не знаю" молча удалился. До сих пор больше не приходил.
Установка компьютера и программ тоже оказалась зрелищной. Начал один человек, и до поры до времени всё шло по плану. Потом появился старший товарищ, и начались подколки (впрочем, когда в одном месте собирается более одного компьютерщика, они неизбежны). Взаимные обвинения в некомпетентности (старший младшего) и помехах нормальной работе (обратно) закончились только к обеду обещанием прийти после оного и доставить недостающее. На том и разошлись.

Столовая порадовала невысокими ценами и неплохим качеством.
За обедом последовало краткое - десятиминутное - введение в планы моей работы на ближайшее будущее, а следующий час два моих собеседника посвятили неспешному обсуждению цен на недвижимость, пробок на городских улицах и прочих куда более животрепещущих проблем.
Оказавшись вновь за станком, с редким в этот день удовольствием обнаружил, что обещанное установлено. Пустячок, а приятно.
Попытки воспользоваться внутренним телефоном, чтобы добраться до окопавшихся в другом отделе коллег по прежней работе, оказались безуспешными - аппарат упорно продолжал набирать один и тот же (естественно, ненужный мне) номер. Зато к вечеру с этого номера позвонили, и (к счастью, вполне понимающая и терпеливая) жертва моих ненамеренных звонков научила-таки меня пользоваться местной АТС. Два раза ку!
Остаток дня был посвящён несколько отупелому (it's been a hard day's night) разглядыванию огромной массы фотоматериала, с которым в ближайшее время нужно будет как-то разобраться, и регулярным взглядам на часы в панели задач - не пора ли домой?
Не пора ли? Пора. Ура.

День второй. Буря и натиск

Буря вошла в отдел кадров на полшага впереди меня, уселась за начальственный стол и, собственно, начальником и оказалась. Я подозревал, что к парочке записей в моих документах (дела давно минувших дней) могут возникнуть вопросы, но не мог даже предположить, сколько времени уйдёт на их формулировку. В итоге же чтение личного листка, десятка страничек трудовой и кратенькой - длинные тексты вообще не люблю, хоть по этому и не скажешь - автобиографии заняло у Бури добрых полчаса. Всё это молча, сурово, до физического давления устремлённым на бумагу взглядом из-под кустистых (позже один из старожилов рассказал, что когда он в 1964 году приходил сюда оформляться, Буря уже возглавлял отдел кадров - отсюда стиль à la Брежнев?) бровей. В итоге из двух вопросов он решил докопаться только до одного, но так и не подал виду, удовлетворён ли ответами. Напоследок - взгляд исподлобья - и: "Идите пока. Вас вызовут". Теперь примерно представляю, как смотрели следователи на врагов народа.
И натиска не пришлось долго ждать. Отзвонившись начальству, через несколько минут получил план действий по одному из направлений на полгода вперёд - и вскоре оказался в своей стихии, которой вот уже полтора десятка лет является Microsoft Word. На сей раз - из офиса 2003, а начинал я с 3.1, который вспоминается уже с невольной улыбкой.

Когда же после обеда недолгая борьба с дистрибутивом любимого словаря закончилась нашей с коллегой (давешним одним человеком) полной и окончательной победой, к миру вновь вернулись светлые краски. Комната оказалась не только достаточно прохладной (ещё бы - ежеутреннее открывание окон способно одолеть любые человеконенавистнические происки истопников), но и вполне просторной (чуть ли не в мою жилую дома) и приветливой (всегда уважал светлые монотонные обои без особых рисунков). А уж отсутствие в ней других сотрудников (впрочем, вскоре ожидается окончательное окончание новогодних праздников и нарушение сей идиллии) и вовсе позволило ощутить себя повелителем места.
Пока.
Веселья добавило неожиданное появление девушки, без долгих предисловий начавшей втюхивать мне билеты на очередное сценическое воплощение вустеровских подвигов. Естественно, после Стивена Фрая и Хью Лори мысль о том, что это можно сделать лучше, не только кажется кощунственной, но и является таковой. Но дело даже не в этом. Просто, с одной стороны, не стоит на основании одного отказа обвинять человека в нежелании культурно развлечь любимую девушку, а с другой - уж если пытаешься показать себя знатоком искусства, лучше не называть Вудхауза Вудстоком :)

Уход с работы. Даже на заводе не было такого чувства одномоментного массового вытекания людей на улицу: душ все принимали с разной скоростью, территория большая, проходных много. Здесь же через несколько минут после окончания рабочего дня выхожу из своей арки - а напротив в узкий переулок приливают могучие волны сотрудников. Сильное зрелище.
А ещё - вечером появилась усталость. Одно дело, когда - пусть не отрывая уха от раскалившегося телефона, пусть с трудом выкраивая время на чай или даже проверку почты - делаешь что-то прекрасно изученное за несколько лет, когда наработалась куча автоматизмов, и многое выполняешь не задумываясь. И совсем другое - когда приходится с нуля влезать в незнакомую область, и те же - внешне - действия сопровождаются постоянным - и не удивлюсь, если прекрасно слышным через дорогу в главном офисе - мощным скрипом привыкших к другой рутине мозгов.
Впрочем, если время от времени не сдирать с себя корку, заплесневеешь.
Сдиранию и радуюсь.

День третий. Утро красит

Всегда любил и люблю Москву вечером. Особенно в конце лета и осенью, когда жара спадает, а темнота ещё не спешит. Идти в начинающих опускаться сумерках, скажем, по Воробьёвке, когда сквозь деревья лениво протекает уставший за день свет - одно из дивных удовольствий горожанина.
Но - вдруг - оказалось, что и утренняя Москва прекрасна.
Когда город ещё толком не проснулся, и в центральных переулках пробуждающееся небо подслеповато щурится на столпившиеся по тесным берегам старые дома.
Когда тротуары только начинают чувствовать на себе почти невесомые пока подошвы ещё не спешащих, а спокойно - ибо полусонно - бредущих на работу.
Когда можно идти посередине проезжей части, не опасаясь быть раздавленным едва выползающими здесь из дворов авто.
Когда день ничего не обещает, а просто исподволь показывает себя нарождающегося: вот, смотри, я буду, и ты будь.
И я есть.

А работа...
А что работа? Как всегда: бесконечна, бессмысленна, беспощадна.

Special thanks

Горячая благодарность Коле sulima за прекрасную статью, многие полезные советы из которой я - отчасти уже подсознательно - использовал.