crow

Салман Рушди. Кишот. Глава девятая

Salman Rushdie. Quichotte

© Salman Rushdie, 2019

© Александр Андреев, 2020, перевод

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава девятая

Неприятность на озере Капоте и последующие искажения реальности

День труда. Путешествие в долину любви отложили – сначала пришлось разбираться с проблемами в лагере. Кишот привык считать каждого подходящего к нему человека другом, и всех незнакомцев встречал радостной и (обычно) обезоруживающей улыбкой; так что когда молодая полная белая леди в парусиновых штанах и с собранными на затылке в пучок светлыми волосами торопливо направилась к дощатому столу у озера Капоте, где они с Санчо размышляли над картой Америки, только что освящённой знаком скопы, Кишот встретил её вежливо, даже слегка поклонившись. По обыкновению, он собирался произнести небольшую формальную приветственную речь, но леди сразу пошла в наступление.

– Что это? – белая леди указала пальцем на карту. – Вы что-то замышляете?

– Мы путешественники, как и Вы, – мягко ответил Кишот, – поэтому вполне логично, что мы хотим проложить маршрут по карте.

– Где ваши тюрбаны и бороды? – спросила белая леди, протянув к нему руку и со злостью тыкая в него пальцем. – Вы же носите тюрбаны и бороды, так? Вы побрили лицо и сняли с головы полотенце, чтобы нас обдурить? Тюууу-рбаааа-ныыыы, – медленно повторила она, имитируя жестом накручивание тюрбана вокруг своей головы.

– Думаю, не опасаясь неточности, могу сказать, что тюрбан не носил ни разу в жизни, – ответил Кишот с ноткой удивления, не понравившейся допрашивающей.

Collapse )
crow

Салман Рушди. Кишот. Глава восьмая

Salman Rushdie. Quichotte

© Salman Rushdie, 2019

© Александр Андреев, 2020, перевод

Глава восьмая

В которой, отвернувшись от света Возлюбленной, мы исследуем её тьму

Второе письмо Кишота неожиданно тронуло сердце Сальмы Р – или даже Сальмы – мы знаем её уже достаточно хорошо, чтобы отбросить формальное «мисс». «Я лунатик, бредущий словно сквозь сон, пока не проснусь в реальности нашей любви», – так оно начиналось, а на каждой новой странице расцветало всё более витиеватыми выражениями восхищения. И снова в конце странная, не подчиняющаяся грамматике, подпись, курьёз в конце лингвистически безупречного, хоть и чрезмерно барочного, текста. «Отправлено улыбкой, Кишот». – Я всё ещё беспокоюсь насчёт него, – сказала она шефу своей службы безопасности, – потому что ясно как божий день, что настойчивые преследователи, как и фанаты поп-звёзд, стопроцентно и окончательно сбрендили. – Да и метафизический аспект письма – отбросить все остатки веры, все акты веры и неверия, чтобы просто раскрыть душу реальности и получать от неё сообщения – представлял определённый интерес.

Она сделала копию письма и несколько раз перечитала его в «майбахе» по дороге домой. Шофёр спросил, просто чтобы посмеяться: – Мисс Дэйзи, что это, огонёк любви в Ваших глазах?

Она фыркнула. – Хоук, следи-ка за дорогой. Нынче беспилотных лимузинов развелось, не забывай.

– Слушаюсь, мисс Дэйзи, – ответил водитель и пробормотал себе под нос: – Но будете ли Вы всё ещё любить его завтра?

Collapse )
crow

Салман Рушди. Кишот. Глава седьмая

Salman Rushdie. Quichotte

© Salman Rushdie, 2019

© Александр Андреев, 2020, перевод

Глава седьмая

Кишот и Санчо вступают в первую долину испытаний, и Санчо встречает итальянское насекомое

– Рассматривая вопрос ухаживания за знаменитой леди, – сказал Кишот, – я, естественно, обращаюсь к классике. А под классикой я прежде всего имею в виду шоу, сломавшее лёд и показавшее путь, «Игру в свидания», телеканал АВС, 1965, «из Голливуда, мировой столицы свиданий». Извлекая из памяти шедевр, мы обязаны спросить себя: какую мудрость он нам несёт?

– Что не надо ходить на глупые шоу свиданий? – беспомощно предположил Санчо.

– Неверно, – поправил его Кишот, вполне добродушно, поскольку Санчо совсем недавно прибыл в этот мир, и совершенно естественно, что его оценки происходящего иногда будут ошибочны. – Слушай, мой мальчик, и учись. Продолжительный просмотр этой культовой программы, первоначально выходившей чёрно-белой в дневное время, но быстро захватившей прайм-тайм в полном цвете, преподнесёт внимательному зрителю несколько жёстких истин. Первая: если целью является женщина с высоким уровнем желанности, у тебя будут конкуренты. Твой путь не будет свободен: чтобы достичь цели, тебе придётся безжалостно рубить соперников.

– Звучит заманчиво, – заметил Санчо. – Рубить людей. Кто наши мишени, как и когда мы отправим их в расход?

Collapse )
crow

Салман Рушди. Кишот. Глава шестая

Salman Rushdie. Quichotte

© Salman Rushdie, 2019

© Александр Андреев, 2020, перевод

Глава шестая

Санчо, воображаемый сын Кишота, пытается понять свою природу

Санчо Смайл. Так меня зовут. Это понятно. Но есть куча всего совершенно непонятного. Я даже не знаю, действительно ли я здесь, по правде говоря. Во-первых, я чёрно-белый в разноцветной вселенной. Смотрю на своё лицо в зеркале, и оно кажется не лицом, а фотографией лица. Что я чувствую по этому поводу? Второй класс. Низшая лига. Вот что. Дальше: кажется, сейчас меня не видит никто, кроме него. Моего «отца». Только он меня видит. Я знаю, что невидим, потому что когда мы идём в «сабвэй» в Моркрофте, Вайоминг, где я родился, и он спрашивает, взять ли мне что-нибудь, газировку, сэндвич, люди на него оглядываются. Так оглядываются на сумасшедших. Как будто он разговаривает сам с собой, и мне хочется крикнуть: «Посмотрите на меня. Я стою вот тут». Но, очевидно, другие люди не могут меня чувствовать. Я, как там это слово. Незаметный.

Я подросток, которого выдумал семидесятилетний. Видимо, я должен звать его «папа». Но вот ведь штука. Как я могу правильно чувствовать, как там это слово. Сыновние чувства. Когда мы только познакомились. Я с ним не рос, мы не играли в мяч в парке, или что там папа и сын делают в настоящем мире. Я просто здесь, бац, вот меня нет, а через минуту я уже есть, и что я должен чувствовать? Любовь с первого взгляда? Не думаю.

Вот ведь проблема.

Collapse )
crow

Салман Рушди. Кишот. Глава пятая

Salman Rushdie. Quichotte

© Salman Rushdie, 2019

© Александр Андреев, 2020, перевод

Глава пятая

Кузен Кишота, «добрый» доктор Смайл – человек множества тайн

В большом и процветающем индийском землячестве Атланты (нас. 472 522) доктора Р.К. Смайла знали как «Маленького Короля». Парочка стариков помнила весельчака с таким именем с карикатур Отто Соглоу, мелкого полусферического монарха в красной мантии с меховым воротником и золотой короне с острыми зубцами, обладателя пышных, подкрученных вверх чёрных усов. Ему нравились невинные удовольствия и миленькие женщины. Если снять жёлтую корону, получится прекрасное описание миллиардера из Смайл Парафарма. Он любил игры из индийского детства, проделывал фантастические трюки на бильярдном столе в своём неоколониальном доме на Пичтри-Бэтл-авеню, спонсировал команду «жёстких теннисных мячиков» в Лиге крикета Атланты («Мы играем в любительский крикет, но носим профессиональную форму!») и время от времени устраивал соревнования по кабадди в Сентэниел-парке. Он был счастлив в браке со своей женой Хэппи, экспертом по бирьяни, но не мог устоять перед искушением пофлиртовать с любой привлекательной особой, встречавшейся на его пути, чем заслужил другое прозвище, использовавшееся только за глаза и в основном молодыми женщинами землячества: «Маленькие Длинные Ручки».

Collapse )
crow

Салман Рушди. Кишот. Глава четвёртая

Salman Rushdie. Quichotte

© Salman Rushdie, 2019

© Александр Андреев, 2020, перевод

Глава четвёртая

Сестра Брата вспоминает их ссору и оказывается вовлечённой в новое препирательство

Англия – другая страна. Там всё делают по-другому.

Collapse )
crow

Надпись

тихо под камнем лежит обретающий ясность сознанья
ясность сознанья живёт там где алеет восток
если же чистых цветов мирозданью уже не хватает
новые краски смешай ясным сознаньем своим

crow

Салман Рушди. Кишот. Глава третья

Salman Rushdie. Quichotte

© Salman Rushdie, 2019

© Александр Андреев, 2020, перевод

Глава третья

Возлюбленная Кишота, звезда из династии звёзд, перемещается в другую галактику

Мисс Сальма Р, исключительная женщина (и абсолютная незнакомка), которой Кишот поклялся посвятить свою жизнь, происходила из династии обожаемых леди. Представьте её семью так: Бабушка Р – Грета Гарбо, великая актриса, которая внезапно по необъяснимым причинам оставила мир, заявив, что не любит людей и открытые пространства и хочет остаться в одиночестве. Мама Р – Мэрилин Монро, очень сексуальная и очень хрупкая, заполучившая князя-спортсмена (настоящего кристально честного князя), за которого хотела выйти Грейс Келли, который тем самым стал Папой, а затем сбежал от Мамы со смазливой оператором-англичанкой прямо на съёмках её последнего фильма, после чего Мама начала сдавать, и в конце концов её нашли в спальне, мёртвую, печально повторившую судьбу Мэрилин, с пустыми пузырьками от таблеток у изголовья кровати. А мисс Сальма Р? Она не унаследовала ни актёрский гений Бабушки, ни суперсексуальность Мамы, на этом сходились все, но гены обеспечили ей красоту, естественность перед камерой, а также неконтролируемые вспышки ярости и привязанность к болеутоляющим и успокаивающим. В итоге – стоит ли удивляться – она оказалась в Голливуде.

Collapse )
crow

Салман Рушди. Кишот. Глава первая (2)

В старом рюкзаке, тщательно упакованными в обёрточную бумагу и пупырчатый полиэтилен, он возил с собой несколько небольших предметов, собранных им в путешествиях: отполированный китайский камень в духе «готового искусства», узор на поверхности которого напоминал лесистые горы в туманной дымке, похожую на Будду гандхарскую голову, поднятую деревянную камбоджийскую руку с символом мира посередине ладони, два звездообразных кристалла, один большой, другой маленький, викторианский медальон, в который он вставил фотографии родителей, ещё три снимка с изображениями детства в далёком тропическом городе, латунного острозубого дракона из эдвардианской Англии для обрезки сигар, коробок индийских спичек марки «Чита» с изображением крадущегося гепарда, маленькую мраморную птицу-удода и китайский веер. Эти тринадцать предметов имели для него мистическое значение. Войдя в свой номер, он минут двадцать аккуратно раскладывал их по местам. Их необходимо было разместить именно так, правильно по отношению друг к другу, и как только расположение его удовлетворяло, он сразу начинал воспринимать номер как свой дом. Он знал, что без этих священных предметов, расположенных в правильных местах, его жизни будет недоставать равновесия, и он может поддаться панике, инертности и, в конечном счёте, смерти. Эти предметы были самой жизнью. Пока они с ним, дорога не страшна. Это его особое место.

Collapse )