crow

Цейлон

Когда программа sglazdoloi-
izserdtsa.von не отвечает,
Не подключай истошный вой,
Сходи на кухню, выпей чаю.

Где в белый бабушкин фаянс
Вольются чернота и горечь,
Забудется отрада глаз,
Откроется слепая полночь.

Темно и не видать ни зги,
Цейлон горячий нежит нёбо.
Так прочищаются мозги.
Страдаешь? Пострадают оба.

crow

Из путевого дневника Гомера

1 Встала из мрака младая с перстами пурпурными Эос,
Лёгкой рукой отодвинула простыни ткани тончайшей,
Ножки точёные, дивные в тапки неспешно вложила,
Спину свою растянула божественно милым изгибом,
5 Руки омыла в тазу, приготовленном верной служанкой,
Смыла с очей бирюзовых ночные сладчайшие соки,
Волосы тёмные, длинные долго в воде полоскала,
Прежде добавив экстракты терновника, хны и шалфея;
Мягко отжав полотенцем, затем по плечам распустила,
10 Влаге оставшейся дав с атмосферой сливаться свободно.
В золотом шитый хитон, бледно-розовый и невесомый,
Скромный, однако ничуть не стесняющий нежные груди,
Тут облачилась она и к столу невозбранно присела.
Пища была хороша и легка: с элегантной тарелки
15 Эос вкушала степенно бананы, айву и папайю,
Финики, тыкву, кизил, виноград, абрикосы, малину,
Сливу, черешню, арбуз, алычу, землянику, крыжовник,
Яблоки, клюкву, смородину, киви, кумкват, нектарины,
Перец болгарский и чили, кольраби и просто капусту,
20 Дыню, боярышник, манго и личи, отраду гурмана,
И, с наслажденьем неся со стола в восхитительный ротик
Так за кусочком кусок олимпийцев дары, освежала
Сладкое нёбо своё ледяным свежевыжатым соком.
Голод слегка утолив и размяв онемевшие члены,
25 Вышла на светлый балкон, выходящий на синее море,
Спичку простую зажгла, закурила задумчиво Camel,
Перебирая перстами пурпурными розовый жемчуг,
Сахарно-белые зубы прибитых приливом ракушек,
Тёмно-зелёные травы морские, и пристально глядя
30 На океанскую даль, горизонтом пришитую к небу,
Дыма пуская колечки, чтоб, их созерцая движенье,
Вычислить ветра намеренья или, смиренно дождавшись,
Видеть, как скальпели молний возьмутся распарывать воды…
Так бы весь день и прошёл, не приди Одиссей богоравный.
35 Впрочем, об этом потом. Нет, наверное, вовсе не стоит.

crow

Цветные металлы

Бабочкой он никогда
Не станет… Напрасно дрожит
Червяк на осеннем ветру.
(с) Басё

Так они называли меня жёлтой рыбой?
(с)

Не дрожи на осеннем ветру,
Даже бабочкой стать не сумевший.
Полюбуйся – кружат поутру
Золотые кленовые смерчи,
Серебром застывают пруды,
Нависают свинцовые тучи.
Не горюй от пустой ерунды,
Не сумевший, не ставший, но лучший.

В застилающей землю листве,
В заколдованном кобальте лужиц
Отыщи уголочек себе,
Удовольствуйся небом на ужин.
Подожди, и наступит заря,
Даже если её не увидишь.
Зря ли было всё или не зря,
Неизменно одно: фотофиниш.

crow

Казуо Ишигуро. Молверн-Хилс (2)

– Что ж, поехали, – сказал я и заиграл песню, которой обычно начинал прослушивания. Голос я направлял к горизонту, но поглядывал на Тило и Соню. Пусть я не видел их лиц, но то, как они продолжали обниматься без малейшего намёка на беспокойство, давало понять, что они наслаждаются услышанным. Когда я закончил, они повернулись ко мне, заулыбались и захлопали, пробуждая в холмах эхо.

– Фантастика! – сказала Соня. – Какой талант!

– Прелестно, прелестно, – отозвался Тило.

Я ощутил некоторую неловкость и сделал вид, что настраиваю гитару. Когда я наконец поднял голову, они всё ещё сидели на земле, но развернулись, чтобы видеть меня.

– То есть вы музыканты? – спросил я. – Я хочу сказать, профессиональные музыканты?

– Да, – ответил Тило, – думаю, нас можно назвать профессионалами. Мы с Соней выступаем дуэтом. В отелях, в ресторанах. На свадьбах, на вечеринках. По всей Европе, хотя больше всего нам нравится работать в Швейцарии и Австрии. Мы этим зарабатываем на жизнь, так что да, мы профессионалы.

– Но прежде всего, – уточнила Соня, – мы играем потому, что верим в музыку. Я вижу, вы тоже.

– Если бы я перестал верить в свою музыку, – сказал я, – я бы прекратил. Вот и всё. – Потом добавил: – Я бы хотел стать профессионалом. Это было бы здорово.

– Да, это здорово, – согласился Тило. – Мы счастливчики, можем делать то, что нравится.

– Послушайте, – сказал я, возможно, слишком внезапно. – Вам удалось попасть в отель, о котором я говорил?

Collapse )
crow

Казуо Ишигуро. Молверн-Хилс (1)

Kazuo Ishiguro. Malvern Hills

[from “Nocturnes” collection / из сборника «Ноктюрны»]

© Kazuo Ishiguro, 2009

© Александр Андреев, 2021, перевод


Весну я провёл в Лондоне, и хотя не сумел добиться всего, чего хотел, время прошло чудесно. Но по мере того, как пролетали недели и приближалось лето, возвращалась былая тревожность. Прежде всего, я стал как огня бояться случайных встреч с бывшими университетскими друзьями. Прогуливаясь в Кэмден-Тауне или роясь в непомерно дорогих для меня компакт-дисках в магазинах Вест-Энда, я уже успел столкнуться с некоторыми из них, так и норовившими спросить, как я поживаю с тех пор, как бросил учёбу «ради славы и богатства». Не то чтоб мне стыдно было рассказать им, к чему я стремлюсь. Просто никто из них, за очень редкими исключениями, не мог понять, что именно было или не было для меня в те месяцы «успехом».

Как я уже сказал, мне не удалось добиться всего, чего хотел, но должен заметить, что цели мои были в основном на перспективу. И потом, все прослушивания, даже самые тоскливые, приносили бесценный опыт. Практически каждый раз я узнавал что-то новое: то о лондонской сцене, то о музыкальном бизнесе в целом.

Collapse )
crow

Мелкая осенняя элегия

Октябрь ещё не проложил
Дороги в тёплые постели,
Но ладит скрипочки из жил –
Играть сюиты настроений.
Последней утке на пруду –
Кусочек хлеба тонкой веткой.
Ты приходи, когда уйду,
Беги к воде за чёрной меткой.

crow

Русь моя 2021

Друзья, предлагаю вашему вниманию подборку стишков, получивших третью Есенинскую премию «Русь моя 2021».

*

НА КАМЕННЫЕ СТУПЕНИ

На каменные ступени,
Ведущие вниз, к воде,
Две зимние птицы сели,
Украв неизвестно где
Охапку осенних листьев,
И, вяло копаясь в ней,
Растерянно ищут кисти
Для красок бесцветных дней.

Холодные парапеты,
Взмывающие мосты,
И время уже согрето
Дыханием чистоты,
Когда за тяжёлым светом
Склоняются фонари,
И ты узнаёшь об этом
В позёмке пустой зари.

2000

*

ВЕТКА РЯБИНЫ

Ветка рябины на белом листе
Красные капельки
Капелька счастья по белой тоске
Родинкой маленькой

Кисточки шёрстка в прохладной воде
Облачком в стороны
Ветка рябины в несбывшемся сне
Недорисована

1991

*

КАНАЛ ИМЕНИ МОСКВЫ

Серая плотная водная ткань –
Холст, загрунтованный в каменной раме.
Взгляд холодеет от взлёта на грань,
Словно в болонье под всеми ветрами.
Поздно для пляжа и рано для лыж,
Холодно птицам, но впору прохожим:
То ли листом под ногой шелестишь,
То ли лоскутьями скинутой кожи.
Брошенный прутик слегка покружил,
Чтобы застрять, зацепившись за берег.
Лодочник вёсла у стенки сложил
И приготовился пить до потери
Пульса, жены, уваженья коллег.
С запада к городу движется снег.

2000

*

МОТЫЛЬКИ

хрустит бульвар под каблуком
песочными часами лета
в таком спокойствии в таком
неожидании ответа
два километра до реки
два поворота до сирени
и тихо кружат мотыльки
калейдоскопами мгновений

2021

*

НОЧНОЙ ГОРОД

Лесе Шестовской

Collapse )
crow

Небо рухнет. Skyfall

Адель Эдкинс и Пол Эпворт. Небо рухнет


Конец пути.

Досчитай до десяти.

Ощути разлом земли,

сердца взрыв в моей груди.

Тут конец пути,

на дне мне снился этот миг,

я задолжал так много,

я сметён с дороги.


Небо рухнет.

Свет потухнет,

но и тут мы

встретим тьму с тобою,

неба тьму.


Мы там, где неба нет,

за тысячи полярных лет,

где крах миров и чёрный свет.

Возьми себе номер,

даже имя, но

только сердце никогда.


Небо рухнет.

Свет потухнет,

но и тут мы

встретим тьму с тобою,

неба тьму.


Мы всюду вместе,

глядим и видим.

И я не стал бы собой,

когда бы объятия

твоих милых рук

не уберегли.

Руку дай,

и вдвоём

устоим.


Небо рухнет.

Свет потухнет,

но и тут мы

встретим тьму с тобою.

Встретим тьму.


-(с английского)-


Skyfall by Adele Adkins and Paul Epworth


This is the end.

Hold your breath and count to ten.

Feel the earth move and then

hear my heart burst again.

For this is the end,

I’ve drowned and dreamed this moment,

so overdue, I owe them,

swept away, I’m stolen.


Let the sky fall.

When it crumbles,

we will stand tall,

face it all together,

at skyfall.


Skyfall is where we start,

a thousand miles and poles apart,

where worlds collide and days are dark.

You may have my number,

you can take my name,

but you’ll never have my heart.


Let the sky fall.

When it crumbles,

we will stand tall,

face it all together,

at skyfall.


Where you go I go,

what you see I see.

I know I’d never be me

without the security

of your loving arms

keeping me from harm.

Put your hand

in my hand

and we’ll stand.


Let the sky fall.

When it crumbles,

we will stand tall,

face it all together.

At skyfall.

crow

Фильм дождя

Я слышу то, что ты не говоришь,
Но вспоминаешь. Меряю шагами
Лишь нам с тобою вверенную тишь,
Ещё не занесённую снегами
Да ложью. Еле светится окно.
Уйти легко, а уходить непросто.
Дожди снимают новое кино,
И наши роли Сирин с Алконостом.

crow

Улетая

Улетая, оставлю главное:
Шорох туфель по мостовой.
А возьму лишь любви осколочки,
Отражение глаз в глазах.

Ничего не делится надвое,
Даже небо над головой.
Мы отсняты и сняты с полочки,
Да от плёнки остался прах.